Архив рубрики Библиотека

Эволюция Страдания в Наслаждение – Выход из треугольника Карпмана

Эволюция Страдания в Наслаждение 

Выход из треугольника Карпмана

 

Практически будем прорабатывать эти темы на Холотропном дыхании 5-7 октября 2016г.

Все люди без исключений хотят жить лучше, чем живут сейчас. Даже  те, у кого есть всё, тоже видят вектор, в направлении которого хотят следовать. Потому что там – развитие, без которого жить здесь, на Земле скучно и бессмысленно. Дурная трата великого Божественного Шанса.

И, казалось бы, чего проще? Смотри не тех, кто живет лучше тебя, учись у него, следуй хорошему примеру, и развитие (а соответственно – эволюция, которая несет больше счастья, чем было вчера), обеспечена!

Однако люди вместо этого вполне понятного плана действий почему-то предпочитают завидовать, ревновать  и раздражаться вместо того, чтобы учиться. Слава Богу, не все. Есть  те, кто уверенно продвигается по лестнице эволюции, и эта нижеизложенная теория – для них.

Эволюция Страдания в Наслаждение   Выход из треугольника Карпмана

Эволюция Страдания в Наслаждение
Выход из треугольника Карпмана

©Адам Мартинакис

Начальная ступень эволюции описана Карманом – это его знаменитый треугольник:

ЖЕРТВА – КОНТРОЛЕР(ПРЕСЛЕДОВАТЕЛЬ) – СПАСАТЕЛЬ

Эта ступень, наверное, даже не нулевая, и тем более – не начальная. Она скорее – «Минус Первая». То есть, это отрицательная шкала по отношению к тому, куда нужно двигаться человеку.

Итак, для начала Минус Первую ступень нужно описать, так как я ее сейчас вижу.

 

ЖЕРТВА

Основной посыл Жертвы таков: «Жизнь непредсказуема и зла. Она все время делает со мной то, с чем я не могу справиться. Жизнь – это страдание».

Эмоции Жертвы – страх, обида, вина, стыд, зависть и ревность.

В теле – постоянное напряжение, которое трансформируется со временем в соматичекие заболевания.

Жертву периодически засасывают депрессии, когда не хватает смелости пойти в событие, которое родит впечатление. Потому что впечатление (а вдруг оно случится плохое?!) заставит принять что-то, интегрировать в личность. Жертва к этому не готова, ее мир жесткий и инертный, она не согласна подвинуться ни в какую сторону.

В Жертве – застой и неподвижность, хотя внешне она может суетиться как белка в колесе, быть от этого все время занятой и уставшей.

Но Душа пришла Сюда, в Мир, развиваться, поэтому  неподвижность – не ее выбор. Душа страдает, поэтому в неподвижности Жертвы, в ее депрессии не существует отдыха. Душа изнутри требует движения, Жертва не позволяет ему осуществиться. И эта борьба лишает сил.

«Как я от всего этого устала!» – вопиет Жертва.

 

Преследователь (Контролер)

Он находится в страхе, раздражении, гневе. Он живет в прошлом

(вспоминает прошлые беды) и в будущем («предвосхищает», а на самом деле придумывает новые), в вечном желании «подстелить соломки». Мир для него – тоже юдоль страданий, так же как и для Жертвы. Его основной посыл: «как бы чего не вышло!»

Гнев и страх рождаются от посягательства на границы, ведь Мир не устает провоцировать! Но на этом уровне личность панически боится изменений, поскольку считает, что любое новшество не может быть к лучшему.

В теле у Контролера – постоянное напряжение, он носит на себе Эверест ответственности за себя и ближних. Страшно устает от этого, и винит в своей усталости тех, кого контролирует.  И еще и обижается: «Не ценят, мол, заботы

Контролер преследует Жертву, «строит» ее, заставляя исполнять свои предписания, и конечно, ради ее же блага! Жертва не ценит заботы, и это вечный источник конфликтов, как внутренних, так и внешних.

Однако, в «-1» треугольнике Контролер – центр, где рождаются идеи и движение энергии. Как это происходит? Контролер чего-то пугается (новостей по телевизору, например), и начинает мотивировать Жертву к активным действиям, чтобы завтрфа не пропасть. Жертва изо всех сил выполняет предписания, устает, страдает. Жалуется Спасателю, и он ее утешает.

«Как я устал заботиться о вас всех!» – вопиет Контролер.

 

Спасатель

Спасатель жалеет и спасает Жертву, сочувствует Контролеру. Контролер для Спасателя – тоже Жертва, которая нуждается в понимании и признании заслуг.

Фоновые чувства Спасателя – жалость, обида (не оценили стараний по спасению), вина (не смог спасти), гнев на Контролера. Обида, что не оценили стараний.

Спасатель жалеет Жертву, потому что она маленькая, слабенькая и сама не справится. Контролер тоже бедняжка, на себе всех тащит… Нужно ему спину подставить, а кто же ее подставит, если не он, Спасатель? Очередная акция спасения заканчивается ростом ЭГО Спасателя: «Без меня вы все погибните!». Он гордо подбоченивается и смотрит свысока на Жертву, Контролера и весь мир. Это момент его триумфа – одна из немногих положительных эмоций, которые присутствуют в 1-м треугольнике.

Однако в теле – все то же напряжение.

«Как мне вас жалко!» - фоновая мысль и эмоция  Спасателя.

Течение энергии – неправильное.

Контролер – к Жертве.

Спасатель – к Жертве и Контролеру.

ЖЕРТВА НИЧЕГО НЕ ОТДАЕТ, У НЕЕ НЕТ!

Нет круга энергий, и она утекает из системы.

 

Эволюция Страдания в Наслаждение   Выход из треугольника Карпмана

Эволюция Страдания в Наслаждение
Выход из треугольника Карпмана

 

 

Спасатель далек от понимания, что трагические (даже) изменения всегда ведут к развитию. Их нужно принимать и идти навстречу, а не сопротивляться.

В «-1» треугольнике расслабление стремится к нулю.  Как тут можно расслабиться, если жизнь такая опасная? Все время что-то происходит, выбивая почву из-под ног. На этой стадии люди начинают рано болеть, сдаваться внешним Спасателям (врачам). Ругать их своим Контролером: «Плохо лечат!  Система здравоохранения ни к чёрту!» И своими Жертвами жаловаться как все плохо.

В отношениях с ближними (в семье например), такие люди обычно довольно жёстко занимают одну из позиций. Например, Муж-Жертва (потому что приносит мало денег и чтобы заглушить вину – пьет). Жена – Контролер-Преследователь, все время рассказывает ему, как он не прав. А когда он напьется и ему плохо, жена может перекинуться в Спасателя и лечить от алкоголизма или хотя бы пользовать утром рассолом.

Муж тоже «ходит» по трем субличностям. В основном он – Жертва, но напившись, может начать гонять домашних. А потом «спасать» их, заглаживая свою вину сладостями и подарками.

Или мать семейства, которая всегда была в Контролере или Спасателе, впадает в Жертву, начиная болеть. Контролера-то никто не любил! А теперь (возможно, только на старости лет, когда болезням уже нет сил сопротивляться) есть, наконец шанс получить любовь. Вызывая жалость у окружающих ближних.

Ребенок, который был в Жертве под контролем мамы, трансформируется в Спасателя (ухаживает за заболевшей матерью), и наконец-то чувствует себя хорошим.

Треугольник Карпмана – пространство манипуляций.

Находясь в нем, люди хронически не умеют честно сказать, что же им действительно нужно. Почему так? Потому что они приучены «жить для других» и свято уверены, что другие взамен будут жить ради них.

Добиваться своего собственного счастья «вера не позволяет» – вера в родителей и воспитателей, «не могут же они сразу все быть неправы?!» Могут… Родители и воспитатели   в детстве – жесткие Контролеры и Преследователи. Как следствие – манипуляторы, одно без другого никогда не бывает.  Они сами крутятся в этом треугольнике Страданий. Они учат ребенка быть удобным, а не свободным. Свободный ребенок с точки зрения родителя-манипулятора – кара небесная. Он все время вторгается в родительскую жизнь  с целью «все в ней поломать» – так им кажется! И кушать, и писать и гулять и  общаться он всегда хочет в неудобное  (а оно всегда неудобное!) для родителей время. Поэтому хороший ребенок для Контролера это тот, кто сидит в углу и не отсвечивает. Не задает вопросов. Ест, что дадут. Хорошо учится.  Словом, проблем не создает.

Когда происходит первое подавление? В тот замечательный период, когда ребенок гордо говорит «Я сам!» а мама (папа) не дают ему реализоваться. Самому есть, например. Потому что он обляпается, испачкает одежду, а кому убирать? Маме – Контролеру. Она не хочет быть Жертвой, которая пашет одна на всех и поэтому предпочитает контролировать.

Когда ребенок подрастает и подавлять его силой становится сложно, она начинает манипулировать: «Не делай так, у мамочки сердце болит!» Ребенок жалеет маму и вместо реализации своих желаний начинает выступать в роли Спасателя. Это, конечно, кажется лучше, чем позиция Жертвы, и он начинает чувствовать свою силу и власть «Ого, я какой, я могу сделать так, чтобы у мамы сердце болело или не болело! Я крутой!» Но он любит маму, и конечно же,  скрепя СВОИМ собственным сердцем, выбирает быть хорошим и не огорчать мамочку. Идет время, он растет, и мама начинает предъявлять претензии: «Почему ты такой несамостоятельный?!» А как и где он мог научиться самостоятельности, если все его идеи обрубались на корню?

Конечно, Родитель Контролер-Преследователь этого не осознает, он искренне уверен, что поступает всегда в интересах детей. Стелет соломки, предупреждает об опасностях, чтобы родное чадо не ранилось о Мир и не набило себе шишек. Но ведь именно раны и шишки дают реальный опыт, который можно потом использовать, а мамины (папины) нотации ничего не дают, кроме оскомин и желания поступить наоборот.

Все подростковые бунты – из желания ребенка выйти из субличности Жертвы. Даже если бунт будет «жесток и кровав» с уходом из дома, разрывом отношений – это все равно в сторону жизни, в сторону эволюции, а не деградации.

Манипуляции «-1-го» треугольника нет смысла подробно описывать – все низкопробное «мыло» телесериалов – об этом.

О честности, искренности в этих пространствах можно только мечтать, потому что люди смертельно боятся показать как настоящие свои потребности, так и актуальные чувства. Об ответственности за свою жизнь тут нет и речи. В несчастьях и негативных эмоциях всегда виноват кто-то внешний. Задача –  найти его и заклеймить позором. Тогда человек чувствует, что он не виноват, а значит, по-прежнему может считать себя хорошим.

Важно понять, что основная задача в этих позициях – самоутверждение через «заслуживание» любви.

Жертва – «Я ради вас!»

Спасатель – «Я ради вас!»

Контролер – «Я ради вас!»

   …и никто честно и напрямую ради себя…

Все они заслуживают любовь друг у друга, самоутверждаясь на ближних.

Грусть ситуации  в том, что любви они никогда не заслужат, потому что каждый  зациклен на себе и не видит остальных.

Юмор ситуации в том, что все это происходит не только во внешнем мире, но и во внутреннем. Каждый сам для себя является и Контролером и Жертвой и Спасателем, и по принципу подобия эти фигуры отображаются во внешнем Мире.

Люди, энергии которых крутятся в «-1-ом» треугольнике (а энергии там ничтожно мало!), не имеют шанса выйти их него, пока не услышат СВОИХ настоящих желаний. Каковы они?

Жертва хочет освободиться и делать то, что она хочет, а не то, что предписывает Контролер.

 Контролер хочет расслабиться и пустить все на самотек и отдохнуть, наконец.

   Спасатель мечтает о том, что все как-то сами разберутся, и в нем не будет нужды. И он тоже     сможет  расслабиться и подумать о себе.

И всё  это с точки зрения общественной морали – махровый эгоизм. Но с точки зрения конкретного индивидуума ведет к конкретному человеческому счастью. Потому что счастье там, где реализация СВОИХ вполне осязаемых  потребностей.

Может показатьсячто если Жертва, Контролер и Спасатель вместо боев во внешнем мире начинают обращаться внутрь себя, то это более конструктивный путь. Это когда обвиняются не внешние враги, а внутренний Контролер начинает преследовать внутреннюю Жертву. «Я сам во всем виноват. Я никогда не могу принять верное решение. Я безответственное ничтожество, слабак и неудачник!» Жертва может слабо посопротивляться, а потом впасть в депрессию, потому что сама понимает, что так оно и есть. Потом Спасатель поднимает голову и говорит что-то вроде: «Другие еще хуже! А я с понедельника начну новую жизнь, буду делать зарядку, мыть за собой посуду, перестану опаздывать на работу, и буду говорить комплименты жене (мужу). У меня все наладится!»

«Новая жизнь» длится пару дней, или недель, но энергии не хватает не претворение в жизнь прекрасных решений, и скоро все скатывается в прежнее болото. Начинается новый цикл. Контролер преследует Жертву «Опять, как всегда, ты безвольный, безответственный, никчемный…» И так далее. Это тот самый внутренний диалог, от которого так мотивируют нас избавляться все мастера медитации и прочих развивающих практик.

 

Да, все проблемы внешней жизни всегда сначала решаются  внутри. Это происходит с момента принятия решения изменить сценарий. Проблема человека, который крутится в «минус 1-м треугольнике» в том, что у него не хватает сил, чтобы полезные и радикальные  решения претворить в жизнь.

Сила (ресурсы) в «минус 1-м» треугольнике скудны, потому что он замкнут на себя, и во внешний Мир не стремится выходить (Мир-то опасен и страшен!). А конкретная личность имеет весьма исчерпаемые запасы, которые быстро заканчиваются. Особенно во внутренних боях между Жертвой, Контролером и Спасателем. Они активно борются друг с другом, и неудивительно, что люди болеют (тело страдает от этих битв), теряя энергию и умирая преступно рано. Преступно в смысле, что задуманы мы на гораздо более долгий срок. Жить можем дольше и счастливее, если не впадем в  Треугольник Страданий. Он-то и есть настоящий АД. Не где-то после смерти, а здесь и сейчас. Если выбираем быть Жертвами или  Спасать,  или Контролировать.

Треугольник Карпмана – это «раненый ребенок», и не важно, сколько ему лет – 10 или 70. Эти люди могут так никогда и не вырасти. Конечно, они всю жизнь мечутся в поисках выхода, но редко его находят. Для того, чтобы это сделать, нужно взбунтоваться против своих устоявшейся паттернов поведения, позволить себе быть «плохим» для окружающих, «бездушным и безжалостным эгоистом, который живет только  для себя» - (цитата из популярных обвинений Контролера).

Этот новый способ жить (для СЕБЯ, а не для других) действительно может разрушить отношения с близкими, создать кучу неприятностей на работе и в устоявшемся кругу друзей и знакомых. Это может разрушить всю привычную  жизнь! Поэтому для того, чтобы совершить побег от нудной, но предсказуемой безопасности требуется много мужества.  Человек, которого по-настоящему достало его безрадостное существование,  имеет шанс найти в себе силы. Через страх, вину, агрессию. Сделав СВЕРХусилия, он может перейти на новый уровень. Потому что только там по-настоящему начинается  ЕГО жизнь.

 

Второй треугольник, в котором уже гораздо меньше страданий и больше власти над Миром таков:

 

ГЕРОЙ – ФИЛОСОФ(ПОФИГИСТ) – ПРОВОКАТОР

Выйти во второй треугольник можно только через полярность, когда все три первые субличности трансформируются в свои противоположности. Потому что мы помним, что «- 1» треугольник на шкале в «минусе». Переходя через точку «0», минус меняет знак на противоположный.

Как  выглядит смена на другую полярность?

Жертва трансформируется в ГерояКонтролер - в Философа-Пофигиста, а Спасатель - вПровокатора(Мотиватора).       

Это самое сложное  на  пути эволюции – резко  перейти из «-1-го» треугольника в +1-й», потому что сил мало, а инерция тянет назад. Это все равно, что на полном ходу (ведь жизнь-то не останавливается!) развернуть автомобиль в противоположную сторону. К тому же, всё окружение – против изменений. Оно будут цепляться за ноги и за руки, и вызывать в человеке чувство вины, только бы не дать ему освободиться. Вся психотерапия посвящена именно этому процессу: вылечить раненого ребенка, который живет внутри личности из треугольника Страданий. И это иногда бывает путь длиною в жизнь.

 

Эволюция Страдания в Наслаждение   Выход из треугольника Карпмана

Эволюция Страдания в Наслаждение
Выход из треугольника Карпмана

 

 

Во внешнем Мире переход на следующий уровень   становится заметен по таким признакам:

человек больше не ведется на манипуляции, а актуализирует (высказывает и выполняет) собственные желания. Отныне его не увлекают чужие цели, и он (даже если его пытаются в них завлекать активно и последовательно, с использованием кнопок вины, обиды, страха и жалости), каждый раз спрашивает себя: «А МНЕ это зачем нужно? Что Я получу в результате? Чему Я  могу научиться, если сделаю то, что предлагается?» И если не находит СВОЕГО выигрыша от реализации предлагаемой идеи, он в действие не ввязывается.

Главная задача Героя – изучение себя и окружающего Мира. Эмоции, которые являются для него фоновыми – интерес, азарт, воодушевление, гордость (если подвиг удался). Огорчение, сожаление – если нет. Скука, если случается долгий простой. В чувство вины Герой не впадает (а если это и происходит, то является показателем того, что он регрессировал на предыдущий уровень и  превратился в Жертву).

Термин «Герой» я здесь употребляю потому, что на самом деле развитие – деяние сложное, и да, действительно ГЕРОИЧЕСКОЕ. Все время нужно преодолевать свои вчерашние убеждения, отказываясь он них, чтобы пойти дальше. «Подвиг» может быть во внешнем Мире, и во внутреннем, не имеет значения. Масштаб его тоже не имеет значения. Поэтому с первого взгляда не всегда можно определить, Герой перед нами или нет. Но со второго становится понятно, и лакмусовая бумажка – те эмоции, которые он фоново переживает и то, «зависает» ли он в своих темах, или движется.

Отдых, осознание и принятие результата своих действий происходит, когда Герой трансформируется в Философа-Пофигиста. Это – полярность Контролера из «минус 1-го» треугольника. Контролер предписывает, преследует, следит за выполнением, Философ-Пофигист принимает ВСЕ действия Героя, все его результаты.

Причем, следует учитывать, что далеко не все подвиги Героя в окружающем  Мире будут удачны. Он в своем неуёмном воодушевлении ранит окружающий Мир и ранится об него сам, иногда довольно болезненно – эмоционально и физически. Он может так «начудить» в азарте познания своих возможностей, что вся его привычная среда обитания вынуждена будет скрипеть и перестраиваться. Поэтому без философского и пофигистического отношения к своим результатам – никак.

Философ, пребывая в спокойствии, замедленности, наблюдении со стороны, уверен в том, что все, что с ним же происходит – к лучшему. Не получили результат, зато получили опыт, который иногда важнее. Здесь трансформируется отношение к Эго. Приходит понимание, что Эго с его желаниями – «вкусно поесть, сладко поспать и жить так, чтобы вызывать зависть окружающих», должно трансформироваться на пути развития. И то, что этот путь тернист и ухабист – нормальное явление. Эго может сильно страдать в процессе – тоже нормальное явление.

Философ-Пофигист принимает страдания своего Эго,  и это ему позволяет принимать себя. Даже если все окружающие говорят «фу, что ты натворил?», его принятие согласуется с   принципом: «если Я  натворил, значит, мне это было нужно, и не ваше дело».

Пофигизм  может быть внутренним, незаметным, а может выставляться напоказ и быть дополнительным источником гордости индивида. Это если в его Герое много протестной подростковой энергии. И наличие демонстративности   может многое сказать о его внутренней зрелости. Чем больше хочется спорить с Миром ради самой энергии спора, тем человек менее зрел.

Зрелый Герой совершает свои подвиги не против кого-то (мамы, начальника, правительства, и т.д.), а потому что он сам так хочет. Его желания могут совпадать с желаниями общества, а могут идти наперекор. Другие для него тем меньше являются критерием, чем выше он стоит на лестнице эволюции.

Функция Философа в этой субличности – анализировать и делать выводы. Если Герой совершает что-то и терпит неудачу, Философ анализирует его действия «что хорошо, что плохо, что сделать так, чтобы завтра было лучше?». И если Героя эта тема по-прежнему интересует, он может повторить свое действие с учетом сделанных выводов. А может не повторять, если уже не интересно. Это зависит от степени его упрямства и от того, лежит ли очередное свершение на пути, который наметила его Душа. Если нужный опыт извлечен и осмыслен, то можно идти дальше.

Третья субличность, которая является в этом треугольнике центром идей, это –Провокатор(Мотиватор). (Он является полярностью Спасателя).

Если Философ-Пофигист видит картину в целом, и как бы сверху, то Провокатор постоянно находится в поисках вектора. Словно ищет мишень в Мире.  Наводит прицел, выбирая подходящий объект для самовыражения Героя. И когда находит, обращает на нее пристальное внимание. Его еще можно назвать Мотиватором, потому что он не только подзадоривает Героя в стиле «Слабо?»,но и показывает, какие замечательные перспективы откроются перед ним, если подвиг будет совершен, какими лаврами он сможет покрыть свою голову, какой почет его ждет.

Провокатор не занимается анализом и учетом своих возможностей, это дело Философа и самого Героя. Его задача – дать направление. Это самая непоседливая субличность из всех троих, потому что иногда не дает Герою сосредоточиться на чем-то одном и довести задуманное до конца. В Провокаторе много детского любопытства и азарта, он очень подвижен и хаотичен. Его любимый вопрос «Что будет, если…?»

В отличие от « – 1-го» треугольника, где Жертва почти не может сопротивляться Контролеру, у Героя много свободы. Он всегда может отказаться от предложения Провокатора, или повременить с ним. Если личность достаточно зрелая, то Герой не бросается по первому зову. Он сначала отвечает на  вопрос «Что будет, если…?» и насколько может, моделирует будущую ситуацию, соображая, с какими трудностями ему придется столкнуться по ходу дела. Он тщательно готовится, и тогда его действия имеют больше шансов на успех. С каждым очередным опытом  он продвигается выше по эволюционной лестнице.

Провокатор все время находится в состоянии сканирования Мира, он ищет неизведанные доселе области, и спрашивает «Как это, почему нас там еще не было? Там может быть интересно!» и это всегда про расширение, развитие, и познание.

Однако, следует понимать, что развитие редко идет и вширь и вглубь одновременно. Поэтому данная стадия – это еще не взрослый, это активный, здоровый подросток. Его задача – идти вширь, изучая себя, свои возможности и Мир, в котором можно проявляться. Причем, его акцент – на себе, и для этой стадии это совершенно нормально. О внимании к Миру (в том числе окружающим людям), тут еще рано говорить. Но его эмоции и общее состояние уже значительно изменилось по сравнению с «минус первым» треугольников – в сторону реализованности и счастья.

Большинство людей на планете Земля, увы, в «минус первом» треугольнике.Поэтому Герои, Провокаторы и Пофигисты в дефиците. И как бы эгоистично они не выглядели, это гораздо более здоровая энергия. Человек, который прочно утвердился в «плюс первом» треугольнике, никогда не останавливается, и его жизнь всегда будет  интересна.

В теле тут напряжение ритмично чередуется с расслаблением, и поскольку подавленных эмоций куда меньше (в идеале – почти нет совсем, все сразу актуализируются), то нет необходимости болеть. Да, с телом бывают неприятности, но это скорее от неосторожного обращения – травмы, переохлаждения, перегрев, переутомление и прочие побочные эффекты «подвигов».

 

Мужские и женские энергии

В «плюс первом» треугольнике можно проследить проявление в субличностях мужской и женской энергий. И в отличие от «минус первого», они не закреплены жестко за субличностями.

В «минус первом» (для сравнения) дело обстоит так:

Контролер, даже если это жена или мать – это мужская (действующая, ограничивающая, направляющая и карающая энергия).

Жертва – (подчинение, терпение, следование указаниям) – женская, даже если это муж или сын.

Спасатель может выступать в двух ипостасях – мужской, если ради спасения совершаются активные действия. Или женской – если Спасатель жалеет и сочувствует, окружая своим вниманием, но ничего кроме этого не делая.

Герой в «плюс первом»  треугольнике, проявляясь как мужчина, совершает подвиги действия:«Если я это сделаю, как изменится Мир, как изменюсь я? Что в результате своего действия я смогу себе ЕЩЕ позволить?»

Женская ипостась Героя – это подвиг принятия. «Если я окажусь в незнакомом пространстве, как я смогу там выжить? Приспособиться? Обустроиться?» И самый главный вопрос, показывающий, насколько качественно прошел процесс: «Смогу ли я быть счастливым (счастливой) в этих новых обстоятельствах?»

Если у индивида гармонично развиты обе субличности -  анима(женская часть Души), и анимус(мужская часть Души), то он имеет шанс и ДОЙТИ туда, куда стремится и ПРИНЯТЬ то, что будет происходить и в пути, и в результате.

Философ-Пофигист: у женской части Души задача  – без вины, сожалений и обвинений себя ПРИНЯТЬ последствия своих действий, в том числе и изменение Мира под воздействием свершений Героя.

А у  мужская части – проанализировать ошибки, сделать выводы, «упаковать» опыт так, чтобы его удобно было использовать дальше. Чтобы он стал платформой для дальнейших изменений и роста.

Мужская часть Провокатора говорит: «Сделай!»

Женская часть Провокатора говорит «Почувствуй!» или «А слабо это прочувствовать?»

Если развиты только мужские части личности, индивид будет вечно стремиться куда-то, азартно карабкаясь со ступеньки на ступеньку. Не давая себе возможности «привыкнуть и обустроиться», освоить завоеванное пространство – это как раз женская функция. Если актуализированы только женские части, он будет вести активную внутреннюю жизнь, внимательно вчувствываясь во все ее аспекты. Но видимого движения вперед не будет.

Впрочем, для человека в «плюс первом» треугольнике такой путь вряд ли возможен, это – медитация, а энергии его не столь уравновешены, чтобы оставаться в неподвижности. Дали зовут его, Мир расстилается перед ногами, его хочется пройти, прочесать своими ногами вдоль и поперек. Не до медитации!

Почему Герой – противоположность Жертве – и Первая ступень по лестнице Эволюции? Тут полезно обратиться к истории и мифологии. Герои – дети Богов и смертных людей. Их путь и задача – свершение подвигов. Их главная цель – стать Богами. И некоторых из них (по греческой мифологии) Боги подняли на Олимп. Что это значит в современном прочтении?

Человек рождается и его задача – стать Богом. Для этого он сначала должен стать Героем, то есть тем, КТО ОТКЛИКАЕТСЯ НА ВЫЗОВЫ СУДТБЫ. Ему, возможно, повезет, если он будет настойчив, смел и внимателен. То есть, востребует те качества, которые помогут ему быть безупречным настолько, чтобы достичь цели. Кто всегда достигает цели? Кто не ошибается и бьет без промаха? «Он делает это как Бог» – ЕСТЬ ТАКАЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ поговорка. Не ошибается и ВСЕГДА достигает успеха только БОГ. То есть,  Герой стремится стать Богом, стать подобным своим родителям – не людям, а БОГАМ – Архетипам. То есть, НАИЛУЧШИМ образцам человеков.

Переходной стадией между Жертвой и Героем является стадия Авантюриста. Он куда охотнее, чем Жертва откликается на вызовы судьбы. И имеет многие  признаки героя – смелость, отвагу, умение переживать лишения и делать выводы, так что с Героем его перепутать очень легко. Но между ними есть одна и существенная разница. Авантюрист рассчитывает на везение, Герой – на себя. Поэтому победа для Авантюриста – случай или результат хитрой аферы, он любит трудиться поменьше, а получать побольше. Больше брать, чем давать. Он свято верит в удачу, которая неожиданно сваливается  на голову и своей задачей считает – поймать ее за хвост. Об адекватном обмене энергией он подозревает, но считает что это для лохов. Или (на более высоком уровне) – для расчетливых, честных, аккуратных, к коим себя не причисляет, хотя втайне уважает и завидует.

Авантюрист пытается плавать в тех водах, где водится крупная рыба, рискуя быть съеденным ею. Но он прекрасно понимает, что основные ресурсы – там, и ему при известной ловкости может перепасть солидный куш. К тому же у масштабных фигур всегда есть чему поучиться.

Женщина-авантюристка – это куртизанка высокого полета, которая разоряет своих любовников, не заботясь о том, что она даст им взамен.

Жизнь авантюристов полна приключений, они живут в своем мире и не пользуются уважением ни Героев, ни тем более Победителей. Жертвы тоже их не жалуют, но это больше от зависти. Но обаяния авантюристам не занимать. Именно спекулируя им на этой стадии  можно продержаться всю жизнь, стать прототипом литературного героя  (Остап Бендер), и даже войти в историю как граф Калиостро. Но для внутреннего развития лучше быстро отказаться от философии удачи и бесплатного сыра и понять, что честный обмен энергией с окружающей средой никто не отменял. И в конечном итоге он куда более надежен.

Люди, живущие в следующем треугольнике – это зрелые взрослые. И это те, кто имеет 90% ресурсов, хотя в Мире таких людей  не больше 10%. Это – «+2-й» треугольник.

 

Победитель-Созерцатель-Стратег

Герой из «+1-го» треугольника трансформируется в Победителя, Философ-Пофигист в Созерцателя, Провокатор в Стратега.

 

Эволюция Страдания в Наслаждение   Выход из треугольника Карпмана

Эволюция Страдания в Наслаждение
Выход из треугольника Карпмана

 

Базовые эмоции Победителя – вдохновение и энтузиазм.

Базовая эмоция Созерцателя – благость, покой. И только на этом этапе человек может медитировать, окончательно освобождаясь от внутреннего диалога. Никаких дополнительных усилий для этого не нужно – он прекращается сам собой, потому что на этой стадии развития уже не о чем беспокоиться. В Мире Победителей – порядок, в нем можно ничего не улучшать, все и так хорошо. Но энергии тут очень много, и она не стоит на месте долго. Созерцатель рождает идею (именно в Созерцателе – центр идей в этом последнем треугольнике), и отправляет ее Стратегу.

Стратег испытывает радость от того, что есть такое замечательное развлечение – обдумать интересный проект, довольство собой (когда придумает). Радость, удовольствие, вдохновение – его базовые эмоции.

В «плюс втором» треугольнике человек творит от  щедрости, тут нет места нехватке и экономии, и следующего из них страха. В той среде, где обитают Победители, Мир прекрасен, но не остановлен. Он развивается, и задача Победителя – быть активным развивающим фактором.

У Победителя обычно несколько  направлений реализации:  «Талантливый человек талантлив во всём» – это про него. Но так происходит не потому что Победитель не хочет складывать яйца в одну корзину (это философия Героя с остатками страха Контролера из «-1-го» треугольника).

В мирах Победителей яиц достаточно и всегда будет достаточно, они растут на деревьях и валяются под ногами в райском саду. Желание творить – из желания играть. Это – выпестованное и взлелеянное желание Ребенка, который пришел в Мир, чтобы стать Богом для своего Мира.

Ему нет нужды критиковать и осуждать себя. Он уже изучил себя и окружающее пространство. Он знает его, как ребенок знает набор своих кубиков. Он придумывает, что из них построить т создает новые структуры из энтузиазма «Что тут еще можно сделать?» Радуется в процессе и восхищается результатами.

Мужская ипостась Победителя – действие и создание Нового.

Женская ипостась – то же самое, но во внутреннем мире. Победитель женского типа (не обязательно женского пола!) – это Волшебник, Маг. Ему не нужно действовать во внешнем мире, он создает Новое во внутреннем, и оно материализуется. Как и почему? Об этом много написано, но понять это можно только на практике, и только на уровне Победителей. Для них формула «Для того, чтобы что-то получить, мне достаточно ЗАХОТЕТЬ» ничуть не волшебная, она вполне бытовая. Они так живут.

Победитель наслаждается процессом творчества как внутренним, так и внешним. Наслаждение жизнью, движением энергии, тем замечательным фактом, что человек является по-настоящему Центром и Творцом своего Мира – основной пафос этого уровня.

Кстати, Победитель – это вовсе не обязательно олигарх. Он может быть в быту достаточно скромен. Дело вовсе не в количестве ресурсов, а в истинном понимании, что их ВСЕГДА ДОСТАТОЧНО.  Если же то-то нужно, оно материализуется – нужные цепочки событий выстраиваются, нужные люди сами возникают и предлагают помощь. Со стороны это выглядит мистически, внутри своей жизни Победители относятся к этому как к явлению нормальному, обычному.

Созерцатель – женская субличность. Она принимает Мир, оплодотворяется им и рождает идеи.

Стратег – мужская субличность. Он направляет, разрабатывает план, указывает, где взять необходимые ресурсы.

На этом уровне напряжение дозируется и регулируется инстинктивно. Нет необходимости болеть, если конкретный индивид соответствует архетипу полностью, то есть, нет неотработанных тем из прошлого.

В реальности, так, конечно, далеко не всегда бывает. Удачливый и реализованный человек в творчестве или бизнесе может «провисать» в отношениях, или наоборот.

Например, Победитель может влюбиться  в «неподходящую» женщину, и если с отношениями у него не все в балансе, то инстинкт его подведет – эта женщина будет Жертвой. Он может начать ее «спасать» и «воспитывать», стремясь подтянуть до своего уровня.  И…автоматически проваливается в «-1-й треугольник», где вчерашняя Жертва начинает его «строить», активно требуя дальнейших знаков внимания к себе.  Если он это принимает (потому то «Любоф-ф!!!»), то сам превращается в Жертву, а вчерашняя Жертва – в Преследователя-Контролера. Это то, что в народе называется «Сесть на голову и свесить ножки».

Другой пример из жизни Победителя, который не отработал свое голодное детство. Получив доступ к огромным ресурсам, (став, например, президентом страны),  он начнет «грести под себя»,  подавленный страх не дает ему остановиться в этом  процессе, и начать работать на благо общества. Такой сюжет конечно, кончается печально. Рано или поздно пирамида, под которую копают с одного края, обрушивается. Победитель становится Жертвой, вынужденной позорно бежать из страны, а народ, который был в позиции Жертвы, становится Преследователем.

Самый главный вопрос – «Чем Герой отличается от Победителя? Как можно перейти на следующий – такой вожделенный для многих, уровень?»

Герой занят собой – своими приключениями и своими реакциями. Мир для него – турник, на котором он изучает свои возможности и накачивает слабые функции. Герой зациклен на себе, хотя внешне может выглядеть как доброжелательный и любвеобильный. Но он – кокон, из которого готово будет выйти реализованное существо, когда будет готово к этому. Готовиться, конечно, он может всю жизнь и в итоге так и не родиться. А может родиться и принести Миру новую теорию, объясняющую, как тут всё устроено; или новый способ коммуникаций; или хорошо работающую систему энергодобычи, или что-то еще.

Что это такое – Реализованное Существо? Это сущность, которая ТВОРИТ, создает Мир. Основное отличие Победителя от Героя – Творение, изменение Мира.

Не из желания:

- спасти,

- похвастаться,

- обогатиться,

- развлечься,

-  развлечь других (и получить их внимание)…

  …из желания Творить. То есть, делать то, чего до него не делали. Это – качество Бога, проявленное в человеке. Сделать, чтобы Сделать. Обратная связь от людей не особо интересна.

Можно ее давать, а можно промолчать. Победитель делает нечто для того, чтобы материализовать свою энергию, а не для того, чтобы восхитились окружающие. Восхищение-одобрение – обратная связь нужны Герою. Победитель же и сам знает, что то, что он сделал – хорошо. Потому что плохо он сделать не может. Его женская субличность пребывает в тотальном принятии – «хорошо всё, что происходит» и критика других людей не может ее поколебать.

На уровне Победителя женская и мужская субличности (анима и анимус) – в Священном Браке. Внутренняя Женщина опирается на действия Мужчины, восхищается ими. Внутренний Мужчина питается восхищением внутренней Женщины. И даже если весь Мир против, он сам себя  тотально одобряет и может искренне не замечать осуждения окружающих (в отличие от Героя и Философа-Пофигиста, в котором есть большая доля демонстративности: «вы меня не любите, но мне по фиг!»)

Победитель в этом смысле замкнут сам на себя, и настолько автономен, что в состоянии сам себя поддерживать.

И, конечно, по принципу подобия к Победителям притягиваются те мужчины и женщины во внешнем Мире, которые отображают их анимус или аниму. Поэтому отношения в «плюс втором» треугольнике куда более счастливые, чем у других.  И вовсе не потому, что они «покупают любовь», как это кажется тем, кто смотрит снизу из Жертвы или даже из Героя. Их личное зеркало отражает то, что есть – СЧАСТЬЕ в принятии и  реализованности.

Женщина в состоянии Победителя может претендовать на любого мужчину. Победитель увидит в ней свою, а Герой будет польщен. Жертва, так та вообще в обморок упадет от счастья.

Мужчина в состоянии Победителя тоже может подойти к каждой женщине этого Мира, и ему сложно отказать. Инстинкт в этой фазе так развит, что и не хочется приближаться к тем, с  кем будет плохо. Поэтому – каждый выстрел – в цель.  И тут не про охоту и трофеи.

Победитель и Победительница – Король и Королева, в государстве которых все в порядке. Народ благоденствует, экономика процветает, а для Героев всегда есть место подвигу. И если у них все темы отработаны, то они оба не съезжают вниз со своего личного Олимпа.

Победитель-Герой – пара менее стойкая. Победитель всегда будет взирать на Героя с некой оценкой. Герой будет совершать подвиги (потому что это его этап, его нужно закончить!) в честь своей любимой половины. Но подвиг на то и подвиг, что может закончиться провалом. И Герой полетит с Олимпа кубарем. Или Победитель сделает шаг вниз и начнет проходить свой женский путь Героя, ПРИНИМАЯ неудачу своего избранника.

Победитель-Жертва – пара нежизнеспособная. Если Победитель – мужчина, а Жертва – женщина, то это ахетип рабыни, которую взяли в хоромы за красу. Ее задача – проходить женский Путь Героя, принимая в своем Победителе ВСЁ, в том числе его измены, грубость, агрессию и прочие течения его эмоциональных состояний. Если она в какой-то момент «поймает звезду», почувствовав свою власть, то может начать «строить» своего мужчину и делать ему «печальное лицо» или открытый скандал, сигнализируя, что ей не хватает внимания, норковой шубы, поездки на курорт, секса или гарантий. Он может потерпеть какое-то время, пока его чувства не остынут. Потом пара распадется.

Сценарий, излюбленный сериалами, не сработает. Увы!  Два близлежащих уровня еще могут договориться, а вот через уровень прыгнуть тяжело. Почти невозможно. Слишком хорошую карму (Жертве) нужно иметь, или слишком плохую (Победителю), чтобы уровняться и продолжать быть счастливыми.

Кстати! Имеем ввиду, что в наших земных условиях уравнение происходит чаще всего за счет более сильного. То есть, он становится менее сильным, а не наоборот. Гравитация в  духовных процессах тоже действует, поэтому скатиться легче, чем подняться. Второй вопрос, что более сильный в паре (Победитель или Герой) все равно опомнятся рано или поздно и извлекут уроки из своих падений куда скорее, чем это сделает их партнер-Жертва.

Интересно с этой точки зрения проанализировать  сказку о Золушке. Она так привлекательна для Жертв, потому что они видят в ней надежду для себя. Из служанки – в Принцессу. Круто!

На самом деле, сказку они понимают неправильно, ведь Золушка вовсе не была Жертвой. Она проходила свой женский вариант Пути Героя, выполняя все повеления мачехи, ответственно и главное – безропотно. Мачеха была для нее не Преследователем-Контролером, а Провокатором, мотивирующим учиться и приобретать новые качества. Когда  Путь был завершен (Золушка прошла испытания, набрала необходимый опыт), появились помощники (фея-крестная), которые помогли ей перейти  на уровень Победителя и стать принцессой. Фея тоже выступила Провокатором, предложив ей нарушить установленный мачехой порядок, и Золушка согласилась пойти на риск (мужской героизм – поступок).

Если бы Золушка действительно была Жертвой, то вместо того, чтобы быстро и качественно выполнять задания, она тратила бы огромное количество сил на сопротивление, недовольство и жалобы, и к ней на помощь пришел бы Спасатель, (например, та же фея или сам принц). Спасатель всегда требует награду и трансформируется в Контролера. Фея могла заставить Золушку «отслужить» ей из благодарности и превратилась бы в ту же мачеху. А принц посадил бы ее в золотую клетку. И это была бы уже совсем другая сказка…

Женщина-Победитель и мужчина-Жертва – всё то же самое. Но в обществе к этому относятся менее толерантно, и мужчину называют альфонсом. Если же мужчина – Герой, который добивается любви своей дамы (Победителя), то это – рыцарь, который совершает подвиги. И это уже совсем другое дело, этот архетип обществом одобряется, и правильно. Он даже может стать Победителем на фоне своих свершений и в лучах ее любви. Такие случаи известны.

В парных отношениях закон неумолим: в «-1-м треугольнике» – страдание. В двух верхних – разное, но СЧАСТЬЕ. Если в паре появляется персонаж из нижнего треугольника – это путь конфликта. Ясно, что конфликт нужен персонажам пьесы, это их Путь Героя. Если Победитель встречает рабыню и влюбится в нее, и тут она начинает вредничать: «Почему ты не выбил ковер или почему задержался на работе», то у него большое искушение или начать это принимать (женский Путь Героя), или избавиться от нее, как от надоедливой мухи. И это каждый раз – Решение и вполне конкретный вектор развития. Готовых ответов тут нет, потому что все мы разные, и нужно нам разное. Следует помнить, что Победитель тоже может иметь свои  «недоделки» – уроки, которые он не прошел в  свое время как Герой. И в этом месте Жизнь всегда будет его провоцировать, пока он не отработает блок, мешающий течению энергий.

Межличностные отношения между партнерами, когда они из разных треугольников, строятся по тем же законам, что и любовно-личные.  Чтобы партнерам (друзьям, сотрудникам) было комфортно друг с другом, они должны совпадать по принципу подобия (комплиментарности) энергий.

Кто комплиментарен Жертве? Другая Жертва, Спасатель или даже Контролер. Им всегда найдется, о чем поговорить, и они отлично поймут друг друга. Каждый раз это будет другой диалог с точки зрения эмоциональной окраски, но они будут говорить на одном языке.

А вот Герою и Жертве будет уже сложнее. Представьте, например:

Жертва: «Все плохо, у меня такая тяжелая жизнь

Герой: «Все можно изменить, нужно только взять себя в руки и перестать ныть и жаловаться».

Герой говорит о том, что сам делает, и у него это срабатывает, он искренне делится, но Жертва может увидеть в нем энергию Контролера, обидеться и прекратить диалог.

Если он все же продолжится, то можно услышать, например, такие реплики:

Герой (продолжая): «Пройди в спортзал, энергии прибавится, лучше себя почувствуешь».

Жертва: «О чем ты? У меня даже на необходимое денег не хватает, какой там спортзал?»

Дальше Герой может впасть в Спасателя и предложить одолжить денег  хоть на первый месяц занятий. Это никудышный вариант, потому что Жертва денег не отдаст, да и сомнительно, что употребит по назначению. А если долг и будет отдан, то без особой благодарности, на что всегда рассчитывает Спасатель. Все это вряд ли укрепит их дружеские отношения.

Герой может, оставаясь в своем треугольнике, включить Философа-Пофигиста и сказать что-то вроде: «Да, тяжело, но нужно все же как-то выкарабкиваться, верно?» И в этом случае он дает возможность Жертве самой решать, что ей делать, относится к своему другу как ко взрослому, с уважением и верой в его силы. Однако, со стороны это может выглядеть как равнодушие.

Есть еще одна субличность, которую может использовать Герой для общения с Жертвой. Это – Провокатор. Что может ответить Провокатор в ответ на жалобы Жертвы? Например, что-то типа: «Да, старик, у тебя такая жизнь, что я другого выхода не вижу – только вешаться» …иронично поведает, где взять хорошую и прочную веревку, которая не подведет в ответственную минуту. И это, конечно, может сильно ранить Жертву, но как ни странно, это почти единственный способ вывести человека из треугольника Карпмана. Провокатор грубо, но честно доносит до собеседника: «или сдохни, или меняй жизнь».

Жертве тяжело, почти невыносимо общаться с Героем, если тот не впадает в Спасателя.А Герою не интересно с Жертвой. Он тяготится общением, где рассказывать о своих успехах – только еще больше расстраивать Жертву (и она уж явно за друга не порадуется!). А выслушивать ее жалобы скучно и бессмысленно.

Из человеколюбия Герой может продолжать это общение (особенно если это многолетняя дружба). Но успех и польза для обоих будет лишь в том случае, когда Жертва добровольно признает в Герое своего учителя. И, пользуясь его советами, начнет в своем темпе выкарабкиваться в сторону светлого будущего.

Так же дело обстоит и Победителями и Героями. Или Герой учится у Победителя и считает честью для себя это общение, или оно обречено. Даже если Победитель и Герой сидели когда-то за одной партой.

 

Можно ли родиться Победителем?

Нет, нельзя. Даже если человек родился в семье Победителей, он все равно должен пройти свой Путь Героя. Попытка сразу прыгнуть на трон – это все равно что, будучи 3-хлетним ребенком, проснуться в возрасте 20-ти лет. Невозможно. Слишком многому нужно научиться, и разрыв тут огромен. За человека его работу никто не сделает, кроме него.

Однако в семье Победителей у ребенка много шансов тоже стать Победителем, потому что родители не станут подавлять его энергию и инициативу. У них хватит ресурсов (интеллектуальных и физических), чтобы давать ему задачи, которые быстро поднимут его на более высокий уровень. Они так же не будут претендовать на его «верность» семейным ценностям, они в этом не нуждаются. Они высоко ценят свою свободу, поэтому готовы предоставить ее другим.

 

Можно ли не становиться Жертвой?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, нужно описать еще и НУЛЕВОЙ треугольник.

Нулевой уровень встречается у маленьких детей и очень небольшого количества взрослых, которые и в Жертву не впали, и в Героя не отважились пойти. Он выглядит так:

 

Импульс-Деятельность-Оценка

На этом уровне Эго еще не сформировалось, поэтому названия сформулированы как качества, а не как личности (Не Деятель, а Действие).

Энергия идет от Импульса а Действию, а Оценка результатов только формируется, поскольку формируется мышление.

А нежном детском возрасте до 3-х лет дитя живет в первозданном раю и еще не умеет делить Мир на «хорошо» и «плохо». Любое побуждение, не проходя цензуры, тут же претворяется в действие. Эмоции текут свободно, и в теле подавленной энергии нет. Долго раздумывать над результатами  своих действий особо некогда, да и нечем, понятийный аппарат не сформирован. Поэтому ребенок легко меняет направление движения и действия: от бабочки – к кубику – к машинке – к маме – к яблоку и т.д.

Если он падает, колется, обжигается и получает прочие оплеухи окружающей среды, его Оценкаэто запоминает и ставит галочку на опасном месте, чтобы пометить, куда лезть в дальнейшем не стоит. Так происходит первоначальный набор опыта – первичное изучение жизни.  По некоторым данным человек в этот  период получает 90% всех знаний о Мире, в котором ему предстоит жить.

Родители (воспитатели) в этот  период обеспечивают ребенку условия для выживания и роста, (это в идеале).  Их задача – не перебрать на себя  роль Оценки, что сделает невозможным для ребенка получение своего собственного опыта. Если они принимают решения за него и директивно об этом сообщают: «не лезь, упадешь!.. не пей, горлышко простудишь… жуй хорошо, а то подавишься…», и так далее, то формируют у него страх перед жизнью, который и приводит в последствии к тому, что Нулевой уровень развивается не в «+», а в «-» и формируют  Контролера.

Пресечение свободной деятельности ребенка в этот период, и дальше – после 3-х лет, когда он начинает осваивать более сложные действия, подражая взрослым, формируют Жертву.

Эволюция Страдания в Наслаждение   Выход из треугольника Карпмана

Эволюция Страдания в Наслаждение
Выход из треугольника Карпмана

 

 

Если же воспитание правильное, то ребенок,  как самоорганизующаяся система, будет сам вести себя от одного опыта  к другому. Человек идет в «+» и начинает свой Путь Героя, постепенно САМ усложняя задачи, с которыми приходится иметь дело. И у него есть все шансы к возрасту своего расцвета (30-40 лет) полностью раскрыть свой потенциал.

 

Эволюция Страдания в Наслаждение   Выход из треугольника Карпмана

Эволюция Страдания в Наслаждение
Выход из треугольника Карпмана

 

 

Первый треугольник Карпмана – это как вирус, который передается из поколения в поколение, когда вчерашние дети, воспитывая своих детей, повторяют те же ошибки: ограничивают, контролируют и манипулируют.

Интуиция

С интуицией в треугольнике Карпмана (на «-1» уровне) совсем плохо. Индвид принимает за «прозрения» голоса своих внутренних страхов (то есть – Контролеров, Преследователей, Спасателей).  Интуиция тут скорее – конструирование негативных ситуаций, нагнетание страхов или подстилание соломки. Цель человека на этом уровне – ВЫЖИВАНИЕ, а значит – тотальная оборона. Он истерически цепляется за свои границы, его интуиция служит этому.

На уровне Героев с этим уже получше. Сигналы тем точнее, чем лучше проработаны субличности треугольника. В каждой из них интуиция выполняет свою роль, давая возможность идти к цели наилучшим образом. Кстати, в случае Героя «наилучший» – это не обязательно самый комфортный. Даже скорее наоборот, лучший тот, где больше опыта, и значит комфортным он точно не будет. Ведь цель Героя – ПОЗНАНИЕ себя и Мира.

У Победителя с интуицией все отлично, он точно знает, что и когда делать, верит себе и ошибается редко. Его «печенкой чувствую» не подводит. Стратегическая цель здесь – ТВОРЧЕСТВО, которое происходит не из желания облегчить себе жизнь, а из избытка энергии.

Фирма в 1-м треугольнике: жесткий начальник (Контролер-Преследователь) подчиненные – Жертвы, профком – Спасатель. Работает фирма (или организация) плохо, ресурсов мало. Когда начальник (Контролер) исчезает из виду, подчиненные прекращают работать или работают некачественно, без огонька.

Фирма во 2-м треугольнике: Герой – во главе, Герои – начальники отделов. Жесткая конкуренция внутри и снаружи. Жертвы работают на самых низших постах, и пока не выйдут в

«1-й» треугольник, не имеют никакого шанса продвинуться.

Фирма в 3-м треугольнике: Победитель – владелец фирмы, персонажи из 2-го треугольника – на ключевых постах. Например – Герой – начальник производства, Провокатор – креативный директор. Философы (почти без примеси Пофигистов) – аналитики, отдел кадров, бухгалтерия. Жертв и Контролеров Победитель тоже может использовать. Контролеры – охрана и безопасность, а Жертвы, как всегда – на самой грязной и низкооплачиваемой работе.

Для диагностики стоит просканировать  свое близкое окружение – кто там? (работа, семья, друзья) Если Жертвы, Контролеры и Спасатели, вам, наверное, не очень счастливо живется, и пора что-то делать со своей жизнью. Даже если вам кажется, что вы на голову выше – окружение всегда отражает вас, и никого другого.

Если Герои, Пофигисты и Провокаторы – вам интересно и сложно, ваша жизнь полна испытаний и драйва… А Победители не читают таких статей, у них и так все «зашибись»!

И, наконец, последний уровень, о котором нельзя не сказать. Это Мудрец(Просветленный).

Эволюция Страдания в Наслаждение   Выход из треугольника Карпмана

Эволюция Страдания в Наслаждение
Выход из треугольника Карпмана

 

 

На этом уровне уже нет субличностей с разделением функций. Потому что нет целей существования. Само по себе существование – цель.  Мудрец сливается с Миром, чувствуя его совершенство, потому что на этом уровне уже нет понятия о «хорошо» и «плохо», соответственно – нет стремления двигаться от одного к другому.

Он может, быть, конечно, занят какой-то внешней деятельностью, и со стороны Героям он будет казаться Героем, а Жертвам – Жертвой. На самом деле внутри его сознания – полнейший штиль и благость. От его присутствия всем хорошо, он влияет на состояние Мира, в котором живет, и других людей, оказавшихся рядом.

Мудрецы-Просветленные (их мало, к сожалению) становятся известны, даже если ничего для этого не делают. Свет, который они распространяют, привлекает других людей, и они тянутся погреться и получить благодать, просто побыв рядом.

Это – человек, реализованный полностью, принявший и проявивший свою Божественную суть. Мудрец может менять Мир, не пошевелив пальцем – только изменением своего внутреннего состояния. Но он чаще всего не вмешивается в ход событий, потому что видит  совершенство Мира, которое не видят другие.

Спешить туда не стоит, да и не получится. Это состояние приходит само, как естественный этап, или не приходит никогда. Есть версия, что «все там будем» не в этой жизни так в следующей. И у каждого из нас свои темпы.

Направления движения на разных этапах

Треугольник Карпмана – движения в сторону наименьшего из зол «от плохого к менее плохому»;

Нулевой уровень – движение хаотично и еще безоценочно. Цель неосознанна, но она есть – набор опыта;

Треугольник Героя – движение «от плохого к хорошему»;

Треугольник Победителя – движение «от хорошего к лучшему»

Мудрец –  нет нужды двигаться, ЕСТЬ СОСТОЯНИЕ БЛАЖЕННОГО ПОКОЯ, индивид приходит к Нулевому (безоценочному) уровню, но осознанно.

 

Автор: Юлия Головкина

 

 

Практически будем прорабатывать эти темы на Холотропном дыхании 5-7 октября 2016г.

 

 

, , , , ,

Нет комментариев

Лиана смерти – аяваска, аяхуаска, аяуаска. Гармала и Сома. Тренировка смерти.

Лиана смерти – аяваска, аяхуаска, аяуаска. Гармала и Сома. Тренировка смерти

 

“Айяхуаска – это, прежде всего, огромная загадка. Я впервые встретился с этим поистине священным и чудесным растением около 20 лет назад в Венесуэле. С ее возможностями меня познакомила индейско-негритянская женщина-маг. После употребления айяхуаски, я увидел всеобъемлющий план моей жизни – своего рода космическое руководство по использованию того, что мы называем, воплощением. Я понял, что лиана-айяхуаска имеет невероятное влияние на человеческое существо. Человек может познать себя. Тогда же женщина-маг мне сказала, что наиболее важным участником ритуала айяхуаски является сам человек. Наша невербальная коммуникация состоялась в картинках. Но мы хорошо знали, что они были абсолютно реальны. Это свойство айяхуаски, позволяющее создать телепатическую связь между двумя или более людьми, заметили ещё первые ученые, изучавшие эффекты лесной лианы.

Интересно то, что эффективный алкалоид, извлечённый во время лабораторного анализа лозы, был назван телепатин. Это было на самом деле довольно революционное открытие, сравнимое с изобретением самолета или двигателя – ученые впервые в истории обладали средством, которое могло полностью изменить способ коммуникации нашего вида /человека/.

Позже было установлено, что ТЕПЕЛАТИН идентичен обнаруженному ещё раньше алкалоиду, а именно – гармину. Этот алкалоид был извлечён и из других священных растений, в том числе из Peganum harmala.
Это меня очень заинтересовало, потому что это растение появилось в особых обстоятельствах моей жизни – задолго до айяхуаски. При изучении биологии, я поехал в научную экспедицию в Центральную Азию, и здесь я имел возможность познакомиться с традициями исламского мистицизма, особенно, так называемого суфизма. Исламские мистики мне сообщили, что условия, при которых они могут покинуть тело, летать над окрестностями и читать мысли, возникают после использования растения harmalа. Они имели специальный рецепт для подготовки этого для них священного растения. Иногда, используя только одну harmala, а иногда и другие вспомогательные ингредиенты, особенно один тип пустынной крапивы.
В то время у меня была возможность посещать закрытые для общего доступа места, где сохранились очень древние мистические традиции и “навыки”. К сожалению, в последствии, по моей информации, эти замечательные мистические школы были уничтожены – буквально сметены с лица земли – после прихода талибов к власти. Уже к тому времени, когда я проверил эффект напитков из harmala, который исламские мистики называют Suomi, осталось только несколько старых мастеров, охранявших тайные знания. Suomi пили ночью в чайханах – это чайные дома в пустыне. Эти чайные, по сути, своего рода центры медитации, были построены в определённых местах – на пересечении энергетических линий Земли. О растении harmala в Коране говорится, что «в каждом из его листьев есть ангел» – и оно считается чрезвычайно мощным.

Индейцы Aмазонии утверждают, что айяхуаска создана богами, чтобы позволить человеку покинуть тюрьму своего тела и иллюзорный мир, в котором он вынужден жить. И исламские мистики считали, что harmala, Suоmi, является своего рода даром посланников Аллаха, для людей, в качестве шлюза для выхода из тюрьмы земного мира. Вполне возможно, что есть некоторый общий принцип, позволяющий человеческим существам выходить за пределы материального мира – и он заключается в использовании ключа в виде определенных алкалоидов. Если действительно существовали какие-то архитекторы мира, почему бы они намеренно не встроили в систему нашей реальности ключи – и, если мы сможем их найти и правильно использовать – то сможем открыть ворота нашей реальности и войти в царство космической свободы?

О айяхуаске распространилось много современных мифов. В первую очередь это связано с тем, что изначальные эксперты технологий использования айяхуски были большей частью уничтожены. Много сомнительной информации о айяхуаске поступает в основном из Бразилии, где коренные жители были почти полностью уничтожены (от них сегодня осталось только одна тысячная нынешнего населения). Без веками накопленного знания учёных древних цивилизаций – шаманов очень трудно работать с айяхуаской и хорошо ее подготовить. В Бразилии айяхуаску захватило много современных сект, и ее использование в данном контексте значительно отличается от того, как она используется индейскими шаманами. В дни моей юности я мог долгое время оставаться в одном из крупных айяахусака центров христианской секты в штате Акре в Бразилии, и это был бесценный опыт. У меня была возможность детально изучить злоупотребления сильного и священного средства для целей иерархии, власти и эго. Это напомнило мне сказанное ведьмой в Венесуэле – что самый важный элемент работы с айяхуаской является сам человек. Айяхуаска является нейтральной силой, также как мощь двигателя. Двигатель может приводить в движение как машины скорой помощи, так и танки. Айяхуаска, несомненно, является одним из самых мощных средств, с которыми человечество когда-либо сталкивалось – и это не преувеличение. Я чувствую, что в будущем её применение в нашей культуре возрастёт и станет одним из важных инструментов перемен.

 

Лиана смерти - аяваска, аяхуаска, аяуаска. Гармала и Сома.

Лиана смерти – аяваска, аяхуаска, аяуаска.

Что такое айяхуаска?
Название айяхуаска относится к лиане семьи Malpighiacea, растений вида Banisteriopsis caapi. Это красивая, очень сильная лоза, напоминающая огромную лесную пуповину. Другим, она своей структурой кажется очень похожей на молекулу ДНК. Сегодня мы часто сталкиваемся с утверждением, что к приготовлению «айяхуаски» нужно два растения, а именно – лозы Banisteriopsis и куста Psychotria viridis. Подобные идеи распространены в основном в связи с деятельностью в Бразилии «айяхуасковых» сект. В действительности, этот рецепт айяхуаски лишь один из многих сотен полнофункциональных рецептов. Айяхуасковые секты, очевидно, не владеют огромными знаниями шаманов – их отношение к мудрому использованию этого священного средства иллюстрируют слова шамана племени апурина, с которым я когда-то встречался в Бразилии: «Они украли наше сокровище, но не знают, как его использовать. И не понимают смысла. Просто могут поставить под угрозу себя и других». Индейцы – как со временем выяснилось в моих бесчисленных экспедициях в сердце тропического леса Амазонки – первоначально использовали айяхуаску совершенно чистой, без добавок. Шаманская традиция говорит, что люди заметили, что лиану айяхуаски – растение Banisteriopsis caapi обкусывают ягуары, когда они больны. Многие племена в Амазонии связывают свое происхождение от ягуара, считая его своего рода мифическим предком. И поведение самых священных для них животных они, конечно, не могли не заметить. Тогда, по-видимому, люди начали подражать ягуару, и стали тоже жевать кору этого растения. И они увидели, что айяхуаска невероятно быстро избавляла от многих проблем со здоровьем. Индейцы обнаружили, что айяхуаска сразу же избавляет от всех неприятных паразитов, накопившихся в организме.

Айяхуаска является действительно отличным антигельминтиком – она избавляет организм от червей и других кишечных паразитов. В настоящее время питье айяхуаски обязательно для солдат перуанской армии, развернутых в джунглях – просто для того, чтобы здесь выжить. Айяхуаска значительно увеличивает жизненную силу и поэтому, естественно, выжили только племена индейцев, знакомы с айяхуаской. Айяхуаска также улучшает зрение, укрепляет и развивает мышцы – и, что самое важное, – увеличивает интеллект. Однако необходимо знать, как пользоваться этим мощным инструментом.

Шаманы всегда использовали айяхуаску таким образом, чтобы дать возможность своим ученикам мирно вступить в глубины себя. Когда айяхуаска используется таким образом, она создаёт в мозгу новые каналы передачи информации – как эмоциональной, так и любой другой, и приводит к росту интеллект. Мы должны понимать, что айяхуаска, прежде всего, является чрезвычайно мощным средством для «открытия» самого себя. При работе с айяхуаской мы должны быть также осторожны, как и при физической операции. Таким образом, руководить должны только эксперты, и другое не приемлемо.

Абсолютно необходимо держать основную диету, так как имеются опасные противопоказания, когда пьется айяхуаска. Айяхуаска не содержит токсичные или опасные вещества, но она вызывает в теле и сознании мощные процессы, которые должны отслеживаться. Во время действия айяхуаски вы буквально открыты. Открыты во всех смыслах. Как будто открыты до глубины все ваши клетки. Ваше тело невероятно чувствительно. То, что для нас, как правило, не токсично – например, как алкоголь или грибок, содержащийся в некоторых продуктах – становится сверхтоксичным. Активные соединения айяхуаски-алкалоиды индола – в дополнение телепатину или же гармину ещё и вторичные алкалоиды, как гармалин, тетрагидрогармин и многие другие. Все эти алкалоиды являются МАО ингибиторами. Эти вещества, несомненно, имеют очень целебный эффект для тела, но, в то же время, делают его чрезвычайно чувствительным. По крайней мере, за 24 часа до употребления айяхуаски, вы не должны употреблять алкоголь, шоколад, бобовые и сыр. То же самое вы не должны делать, по крайней мере, 24 часа после окончания шаманом ритуала айяхуаски. Иначе вы впустите в свои клетки, особенно нервы, высокие дозы токсинов. Мы еще раз настоятельно предостерегаем от использования айяхуаски в условиях, когда не обеспечена безопасность. Айяхуаска может стать истребителем, в который вы сядете. Во время ритуала, вам нужен кто-то, кто будет в роли навигатора, который обеспечит успешный старт и полет. Ну и, конечно, посадку.
Мой совет тем, кто хочет использовать этот удивительный инструмент – сначала почитайте всю доступную литературу, а потом, если вы хотите найти в чистый источник, приезжайте в Перу или в Колумбию и здесь найдите племенного шамана. Выучите испанский язык и ищите шамана за пределами города. Избегайте коммерческих организаций, выжимающих деньги с доверчивых туристов, таких как перуанский Икитос, там трудно встретить настоящего шамана. Нужно идти глубже в джунгли. И взять с собой врача. Я считаю, что в ближайшем будущем возникнут Специальные айяхуасковые центры по всей Амазонии. Эти центры не будут иметь ничего общего с религией и суеверием, но это будут элитные рабочие места, во всех направлениях, прекрасно оборудованные, в которых будут работать с клиентами вместе индейскими шаманы и врачи и исследователи. Я также считаю, что это единственный значимый способ дальнейшего распространения айяхуаски в качестве средства как терапевтического, так и трансформационного. Это также единственный способ распространения айяхуаски как лекарства для людей нашей культуры, в котором я участвую. Айяхуаска имеет огромный терапевтический потенциал. Я убежден, что если этот путь – исследования и лечебных центров – будет использоваться, то бесчисленное количество тяжелобольных людей, которые не могут в настоящее время найти другой способ исцеления, будут успешно вылечены.
Вернёмся к рецепту айяхуаски – я сказал, что не согласен с чрезвычайно упрощенной декларацией, что айяхуаска «делается» из смеси двух растений. Это же подтверждается знаниями шаманов. Айяхуаска является лианой Banisteriopsis caapi. Подготовить эффективный напиток «всего лишь» из одной этой лозы сложнее, чем подготовить его из смеси нескольких растений, это известно среди шаманов. Но настоящие индейские шаманы могут это сделать. Я провёл много времени в этническом племени агуаруна и имел возможность познакомиться с многими способами сбора эффективных лиан. Старый шаман чувствует, что как раз вот эта лиана хочет, чтобы из неё было изготовлено питье. Играют свою роль и значение время сбора, части растений, которые выбраны для использования и другие факторы. Шаман чувствует, что подходящая лиана «посвистывает» на него или тянет его к себе. Шаманы в первобытном лесy имеют «свои» лианы, с которыми они встречаются много лет, приходят к ним, и испускают дым изо рта, общаясь с ними таким образом… Для того, что бы подготовить айяхуаску так, чтобы действительно использовать весь её потенциал, они должны иметь к растению очень особые отношения. И у других племен, которые до сих пор живут в тесном общении с природой, происходит то же самое. Где-то, например у индейцев племени шипибо, варят айяхуаску деды, очень старые шаманы, которые полностью специализируются по подготовке напитков из айяхуаски и можно сказать, что они живут в полном симбиозе с растением. Эти деды не выходят из джунглей и часто даже ни с кем не говорят, чтобы во время подготовки питья его не «загрязнили». Совершенно очевидно, что в дополнение к биохимическим измерениям в процессе подготовки айяхуаски индейцы также рассчитывают и энергетические факторы, которые могут вмешаться в процесс. Айяхуаску кипятят в течение длительного времени, многократно и в одиночку. Древние шаманы племени агуаруна, которые меня посвящали в процессе подготовки айяхуаски, никогда не использовали никаких других ингредиентов, кроме самой лианы Banisteriopsis caapi. Несмотря на это или, возможно, благодаря этому они варят самую сильную айяхуаску, которую я когда-либо пробовал. И действительно – многие люди, которые имеют глубокие знания о айяхуаске согласны с этим заключением. Айяхуаска – это не только то, что предлагает своим овечкам бразильские церкви Santo Daime (где из-за незнания традиционной индейской медицины по-прежнему предлагается только одна рецептура, т.е. Psychotria viridis плюс Banisteriopsis caapi. Основой всех напитков айяхуаски всегда является лиана. Иногда можно, но не обязательно, добавить дополнительные ингредиенты. И добавка может быть не обязательно одна (например, кустарник Psychotria).

Шаман может легко использовать десятки других растений в качестве добавки к айяхуаске. На реке Мараньон, любимый ингредиент айяхуаски – кока, а о Psychotria здесь никто не знает. В Андских долинах, спускающихся к Амазонке, в качестве добавки айяхуаски использовались сильно психоактивные кактусы Сан-Педро. В других областях я встречал, например, использование мимозы в качестве основного спутника айяхуаски. У каждого места свой рецепт. В айяхуаску можете добавить десятки или даже сотни других растений, если вы хотите получить какое-то свое прямое воздействие, или «оттенок». Во всяком случае, то, с чем иногда сталкиваемся в книгах – а именно, что индейцы Амазонии «чудесным образом» объявили два растения, которые вместе вызывают эффект айяхуаски – это просто современная сказка. Айяхуаска, это просто лиана – раньше жевалась, а теперь варится.

Некоторые отдалённые племена, которые минимально используют керамику и постоянно движутся через джунгли, айяхуаску только жуют, в основном, кору от корней. И даже при таком использовании растение оказывается сильно психоактивным. После приема внутрь лианы возникает измененное состояние сознания. По данным индейских шаманов, чем человек чувствительнее и «чище», тем эффект будет сильнее. Иногда айяхуаска при питье в первый раз «не срабатывает». А иногда и во второй раз. Я знал американского антрополога, который отчаянно хотел испытать действие айяхуаски. Подействовала после двадцатой попытки! Шаман посмеялся, что айяхуаска его просто хотела проверить, действительно ли её ценит и верит. «Ведь это женское существо», говорил шаман смеясь. В большинстве случаев айяхуаска в третий раз уже «работает», но и это не гарантировано. В этом смысле айяхуаска – это великая тайна. Это, пожалуй, сильнейший психотропный агент на планете, но бывает, что ты пьешь – а эффект аналогичен, как после употребления обычного чая. Эта тайна уходит корнями в очень сложный процесс, производимый айяхуаской в нашем теле и мозгу. Айяхуаска, это ключ, который вы вставляете в замок. И этот замок вы носите в своём мозгу. Однако, каждый из нас, устроен по-разному, с особой химией мозга, напрямую связанной с нашими эмоциями, нашим образом жизни и нашей психологией. Aйяхуаска идет очень глубоко в наше бытие – и здесь происходит движение. Но не все готовы позволить себе это движение в глубине и чтобы это действительно произошло. Опять мы приходим к сообщению старого шамана – самое главное во время церемонии с айяхуаской – это ты сам. Айяхуаска является только инструментом для самостоятельного освобождения или излечения. Но использовать этот инструмент может только сам человек. Требуется самодисциплина и способность полностью погружаться в весь процесс.
Установлено, что для приготовления полностью эффективной айяхуаски вполне достаточно лианы <em>Banisteriopsis caapi (особенно, если её приготовил опытный шаман по старинным рецептам своего племени). Заключения ряда исследователей, таких, как Стаффорд в своей работе в 1992 году, Шултэс в 1996 году, Гриф в 2007 году, Гейбл в 2007 году, и Бусман в 2006 году в журнале этнобиологии и народной медицины – имеют общую точку зрения – что айяхуаска имеет психодинамическое влияние (отвар лозы <Banisteriopsis caapi) без каких-либо добавок. Тоже самое доказывает Фридланд и Мансбах в своей работе 1999 года, а также Ай Минг в 2003 году, и Иурло в 2001 году и многие другие. Наконец, известно, что лианы Banisteriopsis caapi содержат алкалоиды, и их высокую эффективность уже доказал чилийский психиатр Клаудио Наранхо. Он их изолировал из лиан и затем вводил инъекции испытуемым. Результаты его исследования являются весьма специальными и с точки зрения традиционной науки это очень трудно объяснить: все субъекты не имели никакого понятия о веществе, которое было испытано на них, имели очень сильное пластическое видение ягуара, пумы, анаконды и других животных, которые являются традиционными амазонскими тотемами. Мы должны принять тот факт, что до сих пор мы очень мало знаем как о айяхуаске и так о её влиянии на нас, так же как и о нас самих. Существует все больше доказательств того, что эффект айяхуаски затрагивает не только биохимические процессы. И это уже давно известно всем шаманам Амазонии. Именно по этой причине они так безмерно заботятся о своего рода “энергетической гигиене” при изготовлении напитков из лиан.

Помню одну комическую ситуацию при процедуре айяхуаски индейцев племени ашанинка. В подготовке питья принял участие молодой ученик шамана, который чрезвычайно жаждал иметь ботаски (спортивные ботинки), которые он видел некоторое время назад в одной большой деревне у торговца. Этого было достаточно, чтобы у нескольких людей (включая меня!) во время церемонии снова и снова возникали в видениях гигантские ботаски, белоснежные и плавающие в пространстве… Так как айяхуаска пробуждает некоторые элементы ясновидения, преступник был легко обнаружен во время церемонии и индейцы кричали на него: «И за чем нам надо смотреть на твою чертову обувь?» И индеец после церемонии признался, что он пытался не думать на ботаски… но, не смотря на его старание, ему снова и снова во время помешивания священного напитка, возвращалось видение и желание, как было бы неплохо, если бы он в них ходил. Современный человек любит рассматривать себя как рациональное существо, и все же было бы наиболее рациональным признаться самому себе в том, как мало мы еще знаем о функционировании сознания и физике. Почему бы не предположить, что мысли могут быть по-своему материальны и физически реальны? Почему бы не предположить возможность их переноса из одной нервной системы в другую? А почему бы молекулярной структуре алкалоидов айяхуаски не иметь возможность формирования определённым образом мыслей? Иначе подобный опыт трудно объяснить.
Это очень важно с кем пить айяхуаску, почему пить – и где её пить. Шаманы всегда гарантируют, что айяхуаска пьётся на «чистом месте». Это должно быть место, где никого не убивали – даже животных. Это должно быть место, где природа не была повреждена. В идеале, это должно быть место силы. Место силы – это области с исключительно высокой концентрацией целебной, положительной энергии. Такое место энергии, обычно создаваемое пересечением силовых линий земли – это могучий узел тонкой энергии тела Земли. Шаманы любят пить айяхуаску также и в пещерах – не только потому, что здесь можно пить айяхуаску и в течение дня, но и потому, что здесь часто сильная концентрация энергии. В любом случае, место ритуала айяхуаска должно быть чистым и энергетически защищенным. Так же шаманы создают особую дополнительную энергетическую защиту. На самом деле они в состоянии создать такую защиту где угодно, но в отрицательной или нечистой окружающей среде, её создать сложней. Нужно построить специальные энергетические щиты и сети, на что требуется вкладывать много собственной энергии. Во время церемоний шаманы хотят направлять свое внимание, в первую очередь, на пациента, или тех, кто интересуется внутренним развитием, а не отражать отрицательную энергию – поэтому решительно предпочитают очень чистое место. Во время церемонии айяхуаски с нами говорит земля, на которой мы лежим, деревья вокруг нас, мы чувствуем каждый камень и пейзаж, который окружает нас… Мы становимся чрезвычайно чувствительными к энергиям объектов, воздействие которых обычно даже не замечаем. Иногда такая чувствительность возрастает до уровня прямой психометрии, так называется способность «видеть» прошлое предметов, к которым прикасаемся. Aйяхуаска включает в нас невероятные способности. Возьмите монету в руки и в вашем сознании пройдет дефиле образов всех людей, которые перед вами держали её в своих руках. Если вы захотите, вы можете увидеть все прошлые жизни каждого из этих людей. Вы чувствуете себя металлом, который миллионы лет находился глубоко в земле, и вы чувствуете «ощущение» этого металла, когда он был расплавлен и стал монетой… Aйяхуаска просто дает вам довольно ясно понять, что не существует никаких границ. Нет границ. Вдруг вы узнаете, что существует только одно сознание – и все, в том числе и вы, являетесь частью этого сознания. Вы принимаете это, как самую естественную вещь и удивляетесь, как вы могли об этом забыть. Aйяхуаска, это молниеносный учитель ВСЕГО – но прежде всего ответственности. Вам вдруг становится ясно, что если вы причиняете боль кому-то, то вы в тот же момент причиняете боль и себе.
Позволяя айяхуаске по-настоящему пробудить наше ясновидение – в буквальном смысле пробудить наши души – мы должны подходить к ней с уважением и достоинством. Не то, что будем чтить её как божество, ведь это не уважение, а наоборот, высмеивание этого космического инструмента. Айяхуаска не божество. Это интеллект, или точнее говоря – освобождающая интеллектуальная программа. Даже компьютерная программа может быть использована разными способами. И то, как она используется, зависит от вас. Кто-то после употребления айяхуаски видит неприятные существа или отталкивающего кластеры энергии. Он видит то, что именно в данный момент он должен видеть. Видит содержание самого себя, чем загрязнено его подсознание и биополе. Во время церемонии шамана – подобные структуры исключаются. Потом могут следовать противоположные видения – человек находится в «небесах». Небеса это состояние нашей чистоты. Шаманы утверждают, что ритуал с айяхуаской подобен тренировке в смерти. Они говорят, что то, что мы испытываем во время ритуала с айяхуаской, очень похоже на переживания после смерти. Если человек не освободится от бремени, то он испытает неприятный опыт и «застрянет» в темных и угнетающих измерениях. И это не наказание – шаманам известно – Вселенная не обеспокоена тем, чтобы наказать кого-то… Но человек держит сам себя в этих измерениях. При преобразовании себя – изменении своего отношения к себе и восстановлении структуры своей энергии – человек может двигаться дальше. Он плывет к свету, становится резидентом империи неописуемого блаженства и настоящей, абсолютной Любви. То же самое происходит во многих случаях во время ритуалов айяхуаски. Шаманы, в таком случае, могут помочь быстрее избавиться от груза. Поэтому человек, очищенный шаманской работой, может после физической смерти двигаться сразу «вверх» в непосредственную близость Абсолюта, в мир Взаимопонимания. Но церемонии айяхуаска это не только подготовка к смерти. Если через очищение айяхуаской человек избавится от блоков и от стресса, он попадает в другой и гораздо лучший мир сразу – в своей текущей, повседневной жизни.»

Компиляция из статей М. Тюссанд и Питер Чобот о лиане ayahuasca –  лиане смерти - аяваска, аяхуаска, аяуаска. Гармала и Сома.

 

Еще тексты, отзывы и видео о аяуаске

 

 

Если у Вас есть интерес  - заполните форму, и вы будете получать информацию о проведении церемоний в различных странах.

 

Если Вы хотите приобрести чистую, качественную Гармалу и\или Лиану (без содержания запрещенных на территории России веществ) в России (или других странах СНГ) – то заполните форму заказа.

 

, ,

Комментарии (4)

Расписание регулярных тренингов по холотропному дыханию в Москве на 2017 – 2018 год.

 

Расписание регулярных тренингов по холотропному дыханию в Москве на 2017 год:

 

Тренинг Холотропное дыхание, Холотропное дыхание, дыхание, тренинги, личностный рост, развитие, Пипченко Виктор, Виктор Пипа, Гроф, Станислав Гроф, тренинг в Москве

Вы можете выбрать и сразу забронировать удобную для вас дату.

Тренинг холотропного дыхания проводится регулярно.

Все подробности и регистрация на очередную дату (ближайший тренинг)  на основной странице тренинга Холотропное дыхание в Москве!

 

Если вы хотите получать уведомления о датах тренингов и всех проводимых нами мероприятиях, путешествиях, то введите свой E-mail в зеленой рамке справа, и нажмите “Подписаться на рассылку дат” ====>

 

Здесь вы можете узнать цены, и забронировать место на следующие тренинги холотропного дыхания (на месяц и более вперед):

 

летом 2017 года холотроп будет:

30 июня – 1-2 июля 2017г. 

- смотрите цену на основной странице тренинга

 

4 – 5 – 6 агуста 2017г.

и

8 – 9 – 10 сентября 2017г. 

  

Количество мест для новых участников не более 25.

Приоритет участникам, оплатившим регистрационный взнос:

Указана стоимость участия для новеньких (за все три дня тренинга).

4000 при внесении рег. взноса прямо сейчас! 

по мере набора группы на каждую дату
(как только рег. взнос вносят 5 новых участников, цена увеличивается на 500р.)

и доходит до 6000р. – 9000р. при оплате на месте (при наличии свободных мест)

По мере набора группы, цена постоянно увеличивается. Вы можете забронировать своё участие по этой цене только внесением рег. взноса.
У вас есть 24 часа (после перехода по ссылке 
бронирования места, ввода своих данных и даты тренинга), чтобы внести деньги, для бронирования по указанной сейчас цене!

Если Вы ввели свои данные + дату тренинга, и внесли деньги (вам по почте придет уведомление о прошедшей оплате), то вы зафиксировали для себя цену участия :)

 

Стоимость участия для стареньких (всем, кто у нас был хотя бы на одном полном тренинге):

В дальнейшем, для всех, кто уже был на дыхательных тренингах Пипченко Виктора установлена единая цена:
1000р. за один день дыхательного тренинга
 (вы сможете приходить в любой день тренинга),
но при условии внесения рег. взноса заранее (не менее чем за неделю до тренинга):

1000 за один день, 2000 за два, 3000 за три, при внесении рег. взноса сейчас
1500р. за один день, 2500 за два дня и 3500 за три дня, при внесении рег. взноса за неделю до тренинга
2000р. за один день, 3000 за два дня и 4000 за три дня при оплате на месте (при наличии свободных мест – пишите, звоните в пятницу днем, спрашивайте)

забронировать место на тренинг Холотропное дыхание в Москве

Для бронирования места на тренинге холотропное дыхание
внесите регистрационный взнос нажав на эту ссылку!


Обязательно в поле “Пожелание / Комментарий к заказу” впишите даты, на которые регистрируетесь: 

 Это происходит на втором шаге заказа (после выбора метода оплаты):

регистрация на тренинг Холотропное дыхание в Москве

Внимание! Обязательно впишите даты, на которые регистрируетесь! Иначе будет считаться, что Вы зарегистрировались на ближайший тренинг!

Рег. взнос составляет 1000р., оставшуюся сумму вы доплатите непосредственно на тренинге, если возникнут проблемы с оплатой смотрите тут.
Рег. взнос возврату не подлежит, возможен только однократный перенос на другую дату (другой тренинг), по уважительной причине.

 

100% гарантия возврата денег - в случае если после прохождения 4-х (и более) дыхательных тренингов (на которых вы будете выполнять все рекомендации тренера) вы убедитесь что метод для вас не работает – мы вернем вам все оплаченные деньги!
Любые вопросы вы можете задать ниже, в комментариях к этой странице.

 

Поделитесь этим расписание тренингов Холотропного дыхания со своими друзьями (нажав на кнопочки ниже), и приходите к нам вместе:

, ,

Комментарии (2)

Родители дьявола

 

Родители дьявола.

Всем нравиться примерять на себя роль детей Божьих, но мало кто соглашается с ответственностью родителей дьявола. А зря. Так и бродит суппостат сиротинушкой. Объясню. В буквальном переводе с греческого διά βολο – разделяющий символ. Всякий раз когда мы разделяем свое сознание — мы создаем суппостата. В традициях сознания среднестатического цивилизованного человека создание в своем сознании противника, такой же привычный и естественный процесс как дыхание или пукание.

статья Родители дьявола

статья Родители дьявола

Как все происходит? Очень просто. Первый раз я осознал процесс создания врага внутри себя следующим образом. Я тогда изучал механизмы самоисцеления своих заболеваний путем осознавания, и обратил внимание на изжогу, переодически возникающую безо всякой «видимой причины». И я начал осознавать, что происходит в этот время в моем сознании. И с удивлением обнаружил, что в этот момент яростно ругаюсь внутри себя со своим научным руководителем профессором Александром Коробовым и преподавателем гештальт-подхода Георгием Платоновым. Как «я» в конфликте с ними — я испытываю страх, а как «они» гнев. Оба эти чувства вызывают очень сильные ощущения в подложечной области. И мне стало смешно. Смешно от собственно безумия и от бессмысленности того, что я делал. Ведь ни один из моих воображаемых противников не за что бы не согласился бы ругаться со мной часами, ему не пришли бы в голову те слова, которые я за него придумал. Я нападал на самого себя. Зачем?! Просто — это традиционное занятие жителей планеты Плюк.

Дальше еще смешнее. После того как дьявол создан — надо постараться сделать кого-то им одержимым. Например подойди к ни в чем неповинному, и ни о чем не подозревающему профессору Коробову и вести себя с ним так, как будто он и в самом деле  несколько часов подряд говорил мне гадости.

(???????????) Здесь был фрагмент текста, который Olga Yahontova посчитала. “потенциально опасным”. У меня нет задачи кого-либо испугать. Страха и так достаточно много в этом мире. Я убрал его по ее просьбе. Хотя я не знаю, что опаснее: сам фрагмент – или представление об опасности чего либо. Любой фильм или книга, в которых  есть положительный герой с оружием в руках – на самом деле пропаганда насилия. Также пропагандой насилия являются многие виды спорта.  В моей картине мира – убранный фрагмент мог предотвратить не нужное насилие. Но это моя картина мира. Сколько людей на этой планете – столько картин мира.

(ххххххххх)  Так, как у меня картина мира в значительной мере совпадает с автором,  - я спросил у Вячеслава, про что был фрагмент, на что получил ответ: “Там был фрагмент про клиентку на грани самоубийства, которую насиловали не один раз по причине того, что она с детства ненавидела мужчин. ” –  примечание от Виктора.

Я делал со своими студентами наглядный эксперимент посвященный трудоустройству. Кто-то из добровольцев выступал в роли потенциального работодателя. «Трудоустраивающийся» выбирал одну из двух предварительных настроек: «Работодатель — сволочь последняя, на работу не возьмет, только поиздевается», «Работодатель — прекрасный человек, постарается мне помочь, даже если у него не будет вакнсии — позвонит кому нибудь». Сам работодатель не подозревал о настройке, но после двух трех фраз впадал в соответствующее состояние. Любой человек разделяющий свое сознание на себя несчастного и врагов проклятущих, напоминает маленького ребенка, который укакавшись и обнаружив, что плохо пахнет не может поверить, что это его заслуга. А когда от всего натворенного им самим же становиться совсем невмоготу зовет на помощь всемогущие Высшие Силы. Совсем как маму, чтобы пришла – сменила пеленки. Грустно и смешно. Но ведь так поступают целые народы.

Тогда начинается война. «Самые страшые эпидемии — психические” – утверждал Карл Густов Юнг.

Теперь о главном. «Мне странно, что люди боятся черной магии, – сказал как-то мой перуанский учитель Хорхе Гонсалес, – Вся наша жизнь сплошная черная магия. Неужели вы думаете, что когда вы желаете кому-то зла, это зло не доходит до него. Всегда доходит». В каком положении оказывается человек, на лобном месте в роли известного политка. На него начинают валиться мегатонны ментального мусора. Попробуйте не испачкаться.

Теперь на секундочку представьте себе состояние биосферы этой планеты. Огромное количество людей непрерывно загрязняет ее своими дъявольскими фантазиями и пожеланиями. Создают фрагмент своего сознания, который наделяют негативными свойствами, приписывают эти свойства реальным или вымышленным персонажам и при этом отказываются отвечать за свойства и поведения этого своего фрагмента сознания. Арнольд Минделл называл такой отторгаемый фрагмент сознания — ролью призраком.

статья Родители дьявола

Планета населена хорошими людьми, при этом каждый из них отказывается признавать свое участие в создании роли-призрака. Вот и бродит суппостат сиротинушкой. Мне странно об этом говорить взрослым образованным людям, но цивилизация которая обучает детей следить за чистотой в своей комнате, и не обучает следить за чистотой в своем сознании — на самом деле цивилизация варваров.

Теоретически причина ментального мусора кроется в травме рождения. Ребенок сталкивается с чем-то вызывающим боль, безо всякой его вины. И потом всю оставшуюся жизнь воссоздает в своем сознании источник боли. «В этом мире нет преступников — только жертвы», – я часто повторяю утверждение Берта Хелингера. Мудрые народы понимают это. “Цивилизованный мир” тратит немыслимые героические усилия на борьбу с самим собой.

Я уже писал о том, что накопление физического мусора на планете — прямое следствие накопления ментального мусора в биосфере. Почитайте прессу, послушайте телевидение — на десятки разбрасывающих мусор собственного сознания, единицы стремящиеся прибирать.  И практически нет политиков-уборщиков. «Но ведь чисто не там где прибирают, а там где не сорят», – говорил мой мудрый папа. Арнольд Минделл призывал прибирать в своем сознании, это не так трудно как кажется. Глядишь и политики станут мудрее, чиновники честнее, а жить веселее.

Pura Vida. Сов всей моей любовью. Вячеслав Гусев. http://idi.in.ua/

Оригинал на http://www.snob.ru/profile/27366/blog/65804

Нет комментариев

Базовые Перинатальные Матрицы Грофа и Картография внутреннего пространства психики

Картография внутреннего пространства психики и Базовые Перинатальные Матрицы Грофа

Для тех, кто не любит читать большие тексты – приглашаю посмотреть краткое изложение Картографии и Базовых Перинатальных Матриц Грофа на видео.

Тем же, кто хочет подробнее ознакомиться с

Картографией по Грофу и значением Базовых Перинатальных Матриц, даю выдержку из книги Станислава Грофа “За пределами мозга”:

Многомерность психики: картография внутреннего пространства

Многомерность психики: картография внутреннего пространства - перинатальные матрицы Грофа

Многомерность психики: картография внутреннего пространства – перинатальные матрицы Грофа

Одним из важнейших вкладов науки о сознании в складывающееся ныне научное мировоззрение стало совершенно новое представление о психике. Ее традиционная психиатрическая и психоаналитическая модель строго персоналистична и биографична, а современные исследования сознания открывают в ней новые уровни, сферы и измерения, показывают, что человеческая психика по своему существу соразмерна всей Вселенной и всему существующему. Подробное описание этой новой модели, не вмещающееся в рамки настоящей книги, можно найти в отдельной работе (Grof, 1975). Здесь я лишь кратко коснусь ее главных черт, особо подчеркивая их взаимосвязь с возникающей в науке парадигмой.

В сфере сознания нет четких пределов и разграничений, тем не менее полезно выделить четыре отдельных уровня или четыре области психики и соответствующего им опыта: 1) сенсорный барьер; 2) индивидуальное бессознательное; 3) уровень рождения и смерти и 4) трансперсональная область. Большинству людей вполне доступны переживания на всех четырех уровнях. Переживания эти можно наблюдать во время сеансов с психоделическими препаратами или в современных подходах экспериментальной психотерапии, где используется дыхание, музыка, танцы или работа с телом. Лабораторные методы изменения сознания – например, биологическая обратная связь, лишение сна, сенсорная изоляция или сенсорная перегрузка – и разнообразные кинестетические устройства тоже могут вызывать многие из этих явлений. Именно их переживанию способствуют самые разнообразные религиозные обряды древности, восточные духовные практики. Много случаев такого рода можно наблюдать во время спонтанных эпизодов неординарных состояний сознания. Весь спектр опыта, относящегося к этим четырем сферам, уже описан историками и антропологами по шаманским процедурам, первобытным ритуалам перехода-инициации и церемониям целительства, мистериям смерти-возрождения, трансовым танцам в экстатических религиях.

 

Сенсорный барьер и индивидуальное бессознательное

Индивидуальное бессознательное - перинатальные матрицы Грофа

Индивидуальное бессознательное – перинатальные матрицы Грофа

 

Всякая техника, дающая возможность эмпирически, т.е. опытным путем войти в сферу бессознательного, будет сначала активировать органы чувств. Поэтому для многих людей, использующих такие экспериментальные методы, глубокое самоисследование начинается с переживания самых разнообразных ощущений По природе эти переживания более или менее отвлеченны и лишены какого-либо персонального символического смысла; они могут быть приятными с эстетической точки зрения, но не ведут к более полному самоосознанию.

Изменения такого рода могут происходить в любой сенсорной зоне, хотя наиболее часты явления, относящиеся к зрительной области. Поле зрения за закрытыми веками оживает и делается красочным, человек может наблюдать разнообразные геометрические и архитектурные формы – быстро меняющиеся узоры калейдоскопа, конфигурации, подобные мандале, арабески, шпили готических соборов, купола мусульманских мечетей и сложные узоры, напоминающие прелестные средневековые миниатюры или восточные ковры. Видения такого рода могут возникать при глубоком самоисследовании в любой его форме, но особенно драматичны они после приема психоделических препаратов. Изменения в слуховой зоне могут проявляться как звон в ушах, пение сверчка, жужжание, колокольный звон или звуки высокой частоты. Это может сопровождаться необычными осязательными ощущениями в разных частях тела. На этой стадии иногда появляются запахи и вкусовые ощущения, но намного реже.

Сенсорные переживания такого рода не имеют большого значения для самоисследования и самосознания. Именно они и представляют, надо полагать, тот барьер, который необходимо преодолеть, прежде чем начнется путешествие в бессознательную сферу психики. Некоторые аспекты такого чувственного опыта можно объяснить, исходя из определенных анатомических и физиологических характеристик органов чувств. Например, геометрические видения отражают скорее всего внутреннее строение глазной сетчатки и других частей зрительной системы.

Следующая сфера переживаний, доступ к которой легок, – область индивидуального бессознательного. Хотя относящиеся к этой категории явления достаточно интересны с теоретической и практической точек зрения, нет необходимости тратить много времени на их описание, так как почти все традиционные психотерапевтические подходы останавливаются как раз на этом уровне психики. Обширная, хотя и весьма противоречивая литература посвящена нюансам психодинамики в биографической области. Опыт, относящийся к этой категории, связан с несущими сильную эмоциональную нагрузку событиями и обстоятельствами жизни человека с момента рождения до настоящего времени. На этом уровне самоисследования все что угодно из жизни экспериментатора – какой-то неразрешенный конфликт, какое-то вытесненное из памяти и не интегрированное в ней травмирующее переживание или некий незавершенный психологический гештальт – может всплыть из бессознательного и стать содержанием текущего опыта.

Чтобы это произошло, требуется выполнение одного только условия: достаточно высокой эмоциональной значимости переживания. Именно в этом кроется огромное преимущество эмпирической психотерапии по сравнению с преимущественно вербальными подходами. Технические приемы, которые непосредственно активизируют бессознательное, выборочно усиливают наиболее релевантный эмоциональный материал и облегчают его выход на уровень сознания. Таким образом, они как бы создают некий внутренний радар, который сканирует систему и ищет содержимое с наиболее сильным эмоциональным зарядом. Это не только избавляет терапевта от необходимости отделять нужное от ненужного, но и предохраняет его от принятия тех решений, которые неизбежно будут нести на себе отпечаток его собственной концептуальной схемы и многих других факторов [1].

Вообще говоря, биографический материал, всплывающий в ходе работы с переживаниями, согласуется с теорией Фрейда или с одной из производных от нее теорий. Есть, впрочем, несколько серьезных различий. При глубокой эмпирической психотерапии биографический материал не вспоминается и не реконструируется – его можно реально пережить заново. Речь идет не только об эмоциональных переживаниях, но и о телесных ощущениях, об изобразительных элементах материала, а также о данных других органов чувств. Обычно это сопровождается полной возрастной регрессией до тех времен, когда произошло событие.

Другим важным отличием является то, что релевантные воспоминания и другие элементы биографии проявляются не по отдельности, а образуют динамические сочетания (констеляции), для которых я нашел термин “системы конденсированного опыта”, сокращенно СКО.  СКО – это динамическое сочетание воспоминаний (с сопутствующими им фантазиями) из различных периодов жизни человека, объединенных сильным эмоциональным зарядом одного и того же качества, интенсивных телесных ощущений одного и того же типа или же каких-то других общих для этих воспоминаний важных элементов. Сначала я осознал СКО как принципы, управляющие динамикой индивидуального бессознательного, и понял, что знание о них составляет суть понимания внутренних процессов на этом уровне. Однако позже стало ясно, что. системы конденсированного опыта представляют общий принцип, действующий на всех уровнях психики, а не ограничивающийся только биографической сферой.

Биографические СКО связаны чаще всего с конкретными аспектами процесса рождения. Перинатальные же мотивы и их элементы относятся к эмпирическому материалу трансперсональной сферы. Нередко динамическая констеляция содержит материал нескольких биографических периодов, биологического рождения и определенных областей трансперсональной сферы – например, воспоминания о прошлых воплощениях, отождествление с животными, мифологические события. Здесь эмпирическое сходство этих тем с различных уровней психики намного важнее конвенциональных критериев ньютоно-картезианского мировоззрения, которые утверждают, например, что годы и столетия отделяют одно событие от другого, что обыкновенно опыт человека несопоставимо отличается от опыта животного, что элементы “объективной реальности” сочетаются с архетипическими и мифологическими.

В традиционной психологии, психиатрии и психотерапии внимание фокусируется исключительно на психологических травмах. Считается, что телесные травмы не оказывают непосредственного влияния на психологическое развитие человека и непричастны к развитию психопатологии. Это резко противоречит данным, полученным при глубокой эмпирической проработке, когда воспоминания о телесных травмах обретают первостепенное значение. В сеансах с психоделиками и в других мощных эмпирических подходах более чем обычны повторные переживания опасной для жизни болезни, травмы, операции или происшествия с утопанием, и они явно весомее, чем обычные психотравмы. Остаточные эмоции и телесные ощущения, возникшие при угрозе жизни или целостности организма, играют, по-видимому, значительную роль в развитии самых разных форм психопатологии – чего по-прежнему не признает академическая наука.

Так, если ребенок перенес тяжелую, опасную для жизни болезнь (например, дифтерит) и чуть не задохнулся, опыт смертельной угрозы и предельный телесный дискомфорт не будет считаться самой серьезной травмой. Представитель традиционной психологии сосредоточится на том, что ребенок, разлученный с матерью во время госпитализации, пережил эмоциональную депривацию. Эмпирические же исследования совершенно ясно показывают, что травма, сопряженная с опасностью для жизни, оставляет неизгладимый отпечаток и в большой степени влияет на развитие эмоциональных и психосоматических расстройств -депрессии, тревожности и фобий, садомазохистских склонностей, сексуальных нарушений, мигрени или астмы.

Переживания серьезной телесной травмы представляют естественный переход от биографического уровня к следующей сфере, стержнем которой является двойной феномен рождения и смерти. Этот опыт включает события жизни человека и поэтому биографичен по природе. И все же тот факт, что эти события привели человека на грань смерти и были сопряжены с чрезвычайно тяжелым состоянием и болью, объединяет их с родовой травмой. По понятным причинам, воспоминания о болезнях и травмах, сопряженных с затруднением дыхания – о пневмонии, дифтерите, коклюше или утопании, – имеют особое значение.

 

Столкновение с рождением и смертью: динамика перинатальных матриц

Рождение и смерть - перинатальные матрицы Грофа

Рождение и смерть – перинатальные матрицы Грофа

 

По мере углубления эмпирического самоисследования элемент эмоциональной и физической боли может достичь такой необыкновенной интенсивности, что это будет восприниматься как умирание. Боль может стать нестерпимой, и исследователь будет ощущать себя так, словно границы индивидуального страдания превзойдены и он переживает боль целой группы, всего человечества или даже всего живого. Для такого опыта типично отождествление с ранеными и умирающими солдатами, заключенными концентрационного лагеря или пленниками темницы, с гонимыми евреями или первыми христианами, с матерью и ребенком во время родов, с животным, которого настиг хищник. Переживания этого уровня обычно сопровождаются яркими физиологическими проявлениями, такими как удушье различной степени, учащенный пульс и сердцебиение, тошнота и рвота, изменение цвета кожи и температуры тела, спонтанные кожные высыпания или появление синяков, подергивания, дрожь, судороги и другие поразительные двигательные феномены.

Если на биографическом уровне с опасными для жизни ситуациями предстоит во время самоисследования встретиться только тем, кто в действительности пережил схватку со смертью, то на этом уровне бессознательного вопрос смерти универсален и всецело правит ходом переживания. Повторное переживание полученных травм, увечий или перенесенных операций будет скорее всего усиливаться и превращаться в опыт умирания, описанный выше.

Эмпирическое столкновение со смертью при такой глубине самоисследования будет во многих случаях органично переплетаться с разнообразными явлениями, связанными с процессом рождения. Те, кому доводится это пережить, не просто ощущают борьбу за рождение или разрешение от бремени, – многие сопутствующие физиологические изменения, происходящие в этот момент несут в себе знаки типичных событий при родах. Исследователи часто ощущают себя утробным плодом и способны переживать различные аспекты биологического рождения с очень специфическими и достоверными подробностями. Стихия смерти может быть представлена одновременной или чередующейся идентификацией со старыми, больными или умирающими людьми. Хотя полный спектр переживаний, происходящих на этом уровне, нельзя сводить к повторному проживанию биологического рождения, родовая травма составляет, видимо, самую суть процесса. Именно поэтому я называю эту сферу бессознательного перинатальной.

Связь биологического рождения с вышеописанным опытом умирания и нового рождения достаточно глубока и специфична. Это дает возможность использовать стадии биологических родов в построении концептуальной модели, которая помогает понять динамику бессознательного на перинатальном уровне. В опыте смерти-возрождения узнаются типичные темы: их основные характеристики можно логически вывести из определенных анатомических, физиологических и биохимических аспектов соответствующих стадий родов, с которыми они ассоциируются. Как будет показано ниже, суждения на основе модели родов обеспечивают уникальный способ по-новому проникнуть в динамическую архитектуру различных форм психопатологии и предлагают революционные терапевтические возможности.

Несмотря на тесную связь с рождением, перинатальный процесс выходит за рамки биологии и несет в себе важные философские и духовные измерения. Поэтому его нельзя интерпретировать в конкретизированной и упрощенной форме. Для человека, целиком погруженного в динамику этого уровня бессознательного (в качестве участника эксперимента или исследователя) рождение может выступать как всеобъясняющий принцип. Но, на мой взгляд, процесс рождения представляет собой очень удобную модель, применение которой ограничено явлениями особого уровня бессознательного. Если же процесс самоисследования переходит в области трансперсонального, от модели нужно отказываться и заменять ее другим подходом.

Некоторые характеристики процесса смерти-возрождения ясно показывают, что перинатальный опыт не сводится к биологическому рождению. В эмпирических событиях перинатальной природы отчетливо проступают эмоциональные и психосоматические аспекты. Они же, кстати, вызывают и личностную трансформацию. Глубинное столкновение в собственном опыте с рождением и смертью как правило сопровождается экзистенциальным кризисом невероятного размаха, во время которого человек самым серьезным образом задумывается о смысле существования, о своих фундаментальных ценностях и жизненных стратегиях. Этот кризис может разрешиться только через подключение к глубоким, подлинно духовным измерениям психики и стихии коллективного бессознательного.

Происходящая в результате трансформация личности сравнима, судя по описаниям, с изменениями, происходившими в древних храмовых таинствах, в ритуалах посвящения или первобытных ритуалах перехода. Перинатальный уровень бессознательного представляет поэтому важное пересечение индивидуального бессознательного с коллективным, традиционной психологии с мистицизмом или с трансперсональной психологией.

Переживания смерти и нового рождения, отражающие перинатальный уровень бессознательного, весьма разнообразны и сложны. Проявляется такой опыт в четырех типичных паттернах или констеляциях переживаний, которые глубоко соответствуют четырем клиническим стадиям биологического рождения. Для теории и практики глубинной эмпирической работы оказалось весьма полезным постулировать существование гипотетических динамических матриц, управляющих процессами, относящимися к перинатальному уровню бессознательного, и назвать их базовыми перинатальными матрицами (БПМ).

 Базовые Перинатальные Матрицы Грофа - картография человеческой психики

Помимо того, что эти матрицы несут свое собственное эмоциональное и психосоматическое содержание, они действуют еще и как принципы организации материала на других уровнях бессознательного. Элементы важных СКО биографического уровня, включающих физическое насилие и жестокое обращение, угрозы, разлуки, боль или удушье, тесно связаны со специфическими аспектами БПМ. Перинатальное развертывание часто ассоциируется и с разнообразными трансперсональными элементами – такими, как архетипические видения Великой Матери или Ужасной Богини-матери, Ада, Чистилища, Рая или Царства Небесного, мифологических и исторических сцен, идентификация с животными и опыт прошлых воплощений. Как и в различных слоях СКО, связующее звено здесь – одинаковое качество эмоций, телесных ощущений и схожие обстоятельства. Перинатальные матрицы также имеют особое отношение к различным аспектам активности во фрейдовских эрогенных зонах – оральной, анальной, уретральной и фаллической. Ниже следует краткий обзор биологической основы отдельных БМП: их эмпирические характеристики, их функции в качестве принципов организации других видов опыта и их связи с эрогенными зонами. Сводка информации представлена в таблице.

Значение перинатального уровня бессознательного для нового понимания психопатологии и специфических связей между индивидуальными БПМ и различными эмоциональными расстройствами обсуждается в следующей главе.

 

Первая перинатальная матрица (БПМ-I)

Первая перинатальная матрица - Базовые Перинатальные Матрицы Грофа

Первая перинатальная матрица – Базовые Перинатальные Матрицы Грофа

 

Биологическая основа этой матрицы – опыт исходного симбиотического единства плода с материнским организмом во время внутриматочного существования. В периоды безмятежной жизни в матке условия для ребенка почти идеальны, однако некоторые физические, химические, биологические и психологические факторы способны серьезно их осложнить. При этом на поздних стадиях беременности ситуация скорее всего будет менее благоприятной – из-за крупных размеров ребенка, усиления механического сдавливания или функциональной недостаточности плаценты.

Приятные и неприятные воспоминания о пребывании внутри матки могут проявляться в конкретной биологической форме. К тому же, по логике глубинного опыта люди, настроенные на первую матрицу, способны переживать в полном объеме все связанные с нею видения и чувства. Безмятежное внутриматочное состояние может сопровождаться другими переживаниями, для которых тоже свойственно отсутствие границ и препятствий – например, океаническое сознание, водные формы жизни (кит, рыба медуза, анемон или водоросли) или пребывание в межзвездном пространстве. Картины природы в ее лучших проявлениях (Мать-природа), прекрасные, мирные и изобильные, также характерным и вполне логичным образом сопутствуют блаженному состоянию ребенка в утробе. Из архетипических образов коллективного бессознательного, которые доступны в этом состоянии, нужно выделить видения Царства Небесного или Рая в представлении различных мировых культур. Опыт первой матрицы включает также элементы космического единства или мистического союза.

Нарушения внутриматочной жизни ассоциируются с образами и переживаниями подводных опасностей, загрязненных потоков, зараженной или враждебной природной среды, подстерегающих демонов. На смену мистическому растворению границ приходит их психотическое искажение с параноидальными оттенками.

Позитивные аспекты БПМ-1 тесно связаны с воспоминаниями о симбиотическом единстве на груди у матери, с позитивными СКО и с восстановлением в памяти ситуаций, связанных со спокойствием духа, удовлетворенностью, раскрепощенностью, прекрасными пейзажами. Имеются схожие выборочные связи с разными формами позитивного трансперсонального опыта. И, наоборот, негативные аспекты БПМ-1 обычно ассоциируются с определенными негативными СКО и соответствующими негативными трансперсональными элементами.

Что касается фрейдовских эрогенных зон, позитивные аспекты БПМ-I совпадают с таким биологическим и психологическим состоянием, когда в этих областях нет напряжений и все частные влечения удовлетворены. Негативные аспекты БПМ-I имеют, по-видимому, специфическую связь с тошнотой и дисфункцией кишечника, сопровождающейся поносом.

 

Вторая перинатальная матрица (БПМ-II)

Вторая перинатальная матрица - Базовые Перинатальные Матрицы Грофа

Вторая перинатальная матрица – Базовые Перинатальные Матрицы Грофа

 

Этот эмпирический паттерн относится к самому началу биологического рождения, к его первой клинической стадии. Здесь исходное равновесие внутриматочного существования нарушается вначале тревожными химическими сигналами, а затем мышечными сокращениями. При полном развертывании этой стадии плод периодически сжимается маточными спазмами, шейка матки закрыта и выхода еще нет.

Как и в предыдущей матрице, эту биологическую ситуацию можно пережить снова вполне конкретным и реалистичным образом. Символическим спутником начала родов служит переживание космической поглощенности. Оно состоит в непреодолимых ощущениях возрастающей тревоги и в осознании надвигающейся смертельной опасности. Источник опасности ясно определить невозможно, и индивид склонен интерпретировать окружающий мир в свете параноидальных представлений. Очень характерны для этой стадии переживания трехмерной спирали, воронки или водоворота, неумолимо затягивающих в центр. Эквивалентом такого сокрушительного вихря является опыт, в котором человек чувствует, как его пожирает страшное чудовище — например, гигантский дракон, левиафан, питон, крокодил или кит. Также часты переживания, связанные с нападением ужасного спрута или тарантула. В менее драматичном варианте то же испытание проявляется как спуск в опасное подземелье, систему гротов или таинственный лабиринт. По-видимому, в мифологии этому соответствует начало путешествия героя; родственные религиозные темы – падение ангелов и изгнание из рая.

Некоторые из этих образов покажутся странными для аналитического ума, и все же в них обнаруживается логика глубинных переживаний. Так, водоворот символизирует серьезную опасность для организма, свободно плывущего в водной среде, и заставляет его беспорядочно двигаться. Сцена пожирания схожим образом превращает свободу в опасное для жизни стеснение, которое можно сравнить с протискиванием плода через тазовую полость. Спрут захватывает, сковывает и угрожает организмам, свободно плавающим в океане, а паук заманивает, хватает и уничтожает насекомых, прежде свободно порхавших в неограниченном воздушном пространстве.

Символическим выражением проявившейся полностью первой клинической стадии родов становится опыт отсутствия выхода или ада. Он включает чувство увязания или пойманности в кошмарном клаустрофобическом мире и переживание необычайных душевных и телесных мучений. Ситуация как правило представляется невыносимой, бесконечной и безнадежной. Человек теряет ощущение линейного времени и не видит ни конца этой пытки, ни какого-либо способа избежать ее. Следствием этого может стать эмпирическая идентификация с заключенными в темнице или концентрационном лагере, с обитателями сумасшедшего дома, с грешниками в аду или с архетипическими фигурами, символизирующими вечное проклятье, такими как Вечный Жид Агасфер, Летучий Голландец, Сизиф, Тантал или Прометей.

Находясь под влиянием этой матрицы, индивид избирательно слеп ко всему положительному в мире, в своем существовании. Среди стандартных компонентов этой матрицы – мучительные ощущения метафизического одиночества, беспомощность, безнадежность, неполноценность, экзистенциальное отчаяние и вина.

Что касается организационной функции, БМП-II притягивает СКО с воспоминаниями о ситуациях, в которых пассивная и беспомощная личность попадает во власть могучей разрушительной силы и становится ее жертвой без шансов на спасение. Здесь также наблюдается близость к трансперсональным мотивам аналогичного свойства.

В отношении фрейдовских эрогенных зон эта матрица связана, видимо, с состояниями неприятного напряжения и боли. На оральном уровне это голод, жажда, тошнота и болезненные раздражения рта; на анальном уровне – боль в прямой кишке и задержка кала; на уретральном уровне – боль в мочевом пузыре и задержка мочи. Соответствующими ощущениями генитального уровня будут сексуальная фрустрация и чрезмерное напряжение, спазмы матки и влагалища, боль в яичниках и болезненные сокращения, которые сопровождают у женщин первую клиническую стадию родов.

 

Третья перинатальная матрица (БПМ-III)

Третья перинатальная матрица - Базовые Перинатальные Матрицы Грофа

Третья перинатальная матрица – Базовые Перинатальные Матрицы Грофа

 

Многие важные аспекты этой сложной матрицы переживаний можно понять по ее отношению ко второй клинической стадии биологических родов. На этой стадии сокращения матки продолжаются, но в отличие от предыдущей стадии, шейка матки теперь раскрыта, и это позволяет плоду постепенно продвигаться по родовому каналу. Под этим кроется отчаянная борьба за выживание, сильнейшее механическое сдавливание, часто высокая степень гипоксии и удушье. На конечной стадии родов плод может испытывать непосредственный контакт с такими биологическими материалами, как кровь, слизь, околоплодная жидкость, моча и даже кал.

На эмпирическом плане эта схема несколько усложняется и разветвляется. Помимо истинных, реальных ощущений разных аспектов борьбы в родовом канале в нее включается большой набор явлений, следующих типичной тематической последовательности. Самыми важными из них будут элементы титанической битвы, садомазохистские переживания, сильное сексуальное возбуждение демонические эпизоды, скатологическая вовлеченность и столкновение с огнем. Все это происходит в контексте неуклонной борьбы смерти-возрождения.

Титанический аспект совершенно понятен, если учесть задействованные на этой стадии рождения чудовищные силы. Нежная головка ребенка втискивается в узкую тазовую полость маточными сокращениями, сила давления которых колеблется от 50 до 100 фунтов. Встречаясь с этим аспектом БПМ-III, человек испытывает могучие потоки энергии, усиливающиеся до взрывоподобного извержения. Характерные здесь символические мотивы – неистовые силы природы (вулканы, электромагнитные бури, землетрясения, волны прилива или ураганы), яростные сцены войн и революций, технологические объекты высокой мощности (термоядерные реакторы, атомные бомбы и ракеты). В более мягкой форме этот эмпирический паттерн включает опасные приключения – охоту, схватки с дикими животными, увлекательные исследования, освоение новых земель. Соответствующие архетипические темы – картины Страшного суда, необыкновенные подвиги великих героев, мифологические битвы космического размаха с участием демонов и ангелов или богов и титанов.

Садомазохистские аспекты этой матрицы отражают смесь агрессии, которой плод подвержен со стороны женской репродуктивной системы, и его яростной биологической реакции на удушье, боль и тревогу. Частыми темами здесь являются кровавые жертвоприношения, самопожертвование, пытки, казни, убийства, садомазохизм и изнасилования.

Логика переживаний сексуальной составляющей процесса смерти-возрождения не так очевидна. Пояснить ее можно на примере широко известных данных о том, что удушье и нечеловеческие страдания вообще вызывают странную форму сильного сексуального возбуждения. Эротические мотивы на этом уровне характеризуются захватывающей интенсивностью полового влечения, механического и неизбирательного по своему качеству, порнографическому и девиантному по природе. В относящихся к этой категории переживаниях секс сочетается со смертью, опасностью, биологическим материалом, агрессией, побуждениями к самоуничтожению, физической болью и духовным началом (в приближении к БПМ-IV).

Тот факт, что на перинатальном уровне сексуальное возбуждение происходит в контексте смертельной угрозы, страха, агрессии и биологического материала, становится ключом к пониманию сексуальных отклонений и других форм сексопатологии. Эту взаимосвязь мы будем подробно обсуждать позже.

Элементы демонизма на этой стадии процесса смерти-возрождения представляют, пожалуй, особую трудность и для терапевтов, и для пациентов. Жуткие свойства такого материала могут вызвать полное нежелание иметь с ним дело. Наиболее обычна здесь тематика Шабаша ведьм (Вальпургиевой ночи), сатанинских оргий или ритуалов Черной мессы и искушения. Общим в опыте рождения на этой стадии и в ведьминском шабаше или Черной мессе является причудливое сочетание переживаний смерти, извращенной сексуальности, страха, агрессии, скатологии и искаженного духовного порыва.

Скатологическая сторона процесса смерти-возрождения имеет своей естественной биологической основой тот факт, что на последних стадиях родов ребенок может войти в тесный контакт с фекалиями и другими биологическими продуктами. Такие переживания обычно превосходят все то, что действительно мог испытывать новорожденный. Это ощущения барахтающегося в экскрементах, ползающего в отбросах или выгребных ямах, поедающего фекалии, пьющего кровь и мочу или же отвратительные картины разложения.

Элемент огня проявляется либо в своей обычной форме – как идентификация с жертвой, отданной на заклание, -либо в архетипической форме очищающего огня (пирокатарсис), который разрушает все гнилое и отвратительное в человеке, готовя его к духовному возрождению. Этот элемент символизма рождения наиболее труден для понимания. Соответствующим ему биологическим компонентом может быть, наверное, кульминационная сверхстимуляция новорожденного беспорядочной “пальбой” периферических нейронов. Интересно, что аналогичный опыт выпадает на долю роженицы, у которой на этой стадии часто возникает ощущение, что ее влагалище охвачено огнем. Также следует отметить, что в процессе горения твердые вещества превращаются в энергию; переживанием огня сопровождается смерть Эго, после чего личность в философском плане отождествляет себя уже не с твердой материей, а с энергетическими паттернами.

Религиозный и мифологический символизм этой матрицы особенно тяготеет к тем системам, где прославляется жертвование и жертвенность. Часты сцены ритуалов жертвоприношения в доколумбовой Америке, видение распятия и отождествление себя с Христом, поклонение ужасным богиням Кали, Коатликуэ или Рангде. Уже упоминались в этом отношении сцены поклонения сатане и образы Вальпургиевой ночи. Другая группа образов связана с религиозными обрядами и церемониями, в которых секс сочетается с исступленным ритмическим танцем – например, фаллические культы, ритуалы, посвященные богине плодородия, или разнообразные ритуальные церемонии первобытных племен. Классическим символом перехода от БПМ-III к БПМ-IV является легендарная птица Феникс, прежнее тело которой сгорает в огне, а новое восстает из пепла и взмывает к солнцу.

Ряд важных характеристик, присущих этому паттерну переживаний, отличают его от уже описанных паттернов состояния безвыходности. Здесь ситуация уже не кажется безнадежной, и сам переживающий не беспомощен. Он принимает активное участие в происходящем и чувствует, что страдание имеет определенную направленность и цель. В религиозном смысле ситуация будет больше напоминать чистилище, чем ад. К тому же роль индивида здесь не сводится исключительно к страданиям беспомощной жертвы. Он – активный наблюдатель и способен одновременно отождествлять себя с той и с другой стороной до такой степени, что иногда трудно бывает понять, агрессор он или жертва. В то время как безвыходная ситуация предполагает только страдания, опыт борьбы смерти-возрождения представляет собой границу между агонией и экстазом, иногда слияние того и другого. Вероятно, можно определить этот тип переживаний как “вулканический экстаз”, по контрасту с “океаническим экстазом” космического единства.

Особые характеристики опыта связывают БПМ-Ш с СКО, сформировавшимся из воспоминаний о ярких чувственных и сексуальных переживаниях, о битвах и победах, об увлекательных, но рискованных приключениях, об изнасиловании и сексуальных оргиях или о случаях контакта с биологическими продуктами. Те же соотношения существуют и для трансперсонального опыта такого рода.

Что касается фрейдовских эрогенных зон, эта матрица связана с теми физиологическими механизмами, которые приносят внезапное облегчение и релаксацию после длительного напряжения. На оральном уровне это жевание и глотание пищи (или, наоборот, рвота); на анальном и уретральном уровне это дефекация и мочеиспускание; на генитальном уровне – восхождение к сексуальному оргазму и ощущения роженицы на второй стадии родов.

 

Четвертая перинатальная матрица (БПМ-IV)

Базовые Перинатальные Матрицы Грофа - четвертая перинатальная матрица

Четвертая перинатальная матрица – Базовые Перинатальные Матрицы Грофа

 

Эта перинатальная матрица по смыслу связана с третьей клинической стадией родов, с непосредственным появлением на свет. В этой последней стадии мучительный процесс борьбы за рождение подходит к концу, продвижение по родовому каналу достигает кульминации, и за пиком боли, напряжения и сексуального возбуждения следует внезапное облегчение и релаксация. Ребенок родился и после долгого периода темноты впервые сталкивается с ярким светом дня (или операционной). После отсечения пуповины прекращается телесная связь с матерью, и ребенок вступает в новое существование как анатомически независимый индивид.

Как и в других матрицах, некоторые относящиеся к этой стадии переживания представляют точную имитацию реальных биологических событий, произошедших при рождении, а кроме того, – специальных акушерских приемов. По понятным причинам этот аспект БПМ-IV намного богаче, чем конкретные элементы, испытанные в контексте других матриц. Кроме того, специфические детали высвобождающегося материала бессознательного легко поддаются верификации. Речь идет о подробностях механизма рождения, об использовавшейся анестезии, о способе ручного и инструментального родовспоможения и о деталях послеродового опыта и ухода за новорожденным.

Символическим выражением последней стадии родов является опыт смерти-возрождения, в нем представлено окончание и разрешение борьбы смерти-возрождения. Парадоксально, что, находясь буквально на пороге освобождения, индивид ощущает приближение катастрофы огромного размаха. В эмпирических сеансах как раз этим часто вызывается твердое решение остановить поток переживаний. Если же переживания продолжаются, проход от БПМ-III к БПМ-IV влечет за собой чувство полного уничтожения, аннигиляции на всех мыслимых уровнях-то есть физической гибели, эмоционального краха, интеллектуального поражения окончательного морального падения и вечного индивидуального проклятья трансцендентальной размерности. Такой опыт “гибели Эго” заключается, судя по всему, в мгновенном безжалостном уничтожении всех прежних опорных точек в жизни индивида. Переживаемый в своей окончательной и наиболее полной форме [3], он означает безвозвратный отказ от философского отождествления себя с тем, что Алан Уоттс обычно называл “Эго, облаченным в кожу”.

За опытом полной аннигиляции и “прямого попадания на самое дно космоса” немедленно следует видение ослепительного белого или золотого света сверхъестественной яркости и красоты. Его можно сопоставить с изумительными явлениями архетипических божественных существ, с радугой или с замысловатым узором павлиньего хвоста. В этом случае также могут возникать видения пробуждения природы весной, освежающего действия грозы или бури. Человек испытывает глубокое чувство духовного освобождения, спасения и искупления грехов. Он как правило чувствует себя свободным от тревоги, депрессии и вины, испытывает очищение и необремененность. Это сопровождается потоком положительных эмоций в отношении самого себя, других или существования вообще. Мир кажется прекрасным и безопасным местом, а интерес к жизни отчетливо возрастает [4].

Символизм опыта смерти-возрождения может быть извлечен из многих областей коллективного подсознательного, так как любая крупная культура обладает соответствующими мифологическими формами. Смерть Эго будет испытываться в связи с самыми разными божествами-разрушителями – Молохом, Шивой, Уицилопочтли, Кали или Коатликуэ – или при полном отождествлении с Христом, Озирисом, Адонисом, Дионисом или другими жертвенными мифологическими существами. Богоявлением может стать совершенно абстрактный образ Бога в виде лучезарного источника света или более-менее персонифицированное представление разных религий. Так же обычен опыт встречи или единения с великими богинями-матерями – Девой Марией, Изидой, Лакшми, Парвати, Герой или Кибелой.

Среди соответствующих биографических элементов – воспоминания о личных успехах и окончании опасных ситуаций, о завершении войн и революций, о выживании после несчастного случая или выздоровлении после тяжелой болезни.

Что касается фрейдовских эрогенных зон, БПМ-IV на всех уровнях развертывания либидо связана с состоянием удовлетворения, которое наступает сразу же после активности, облегчающей неприятное напряжение, – после утоления голода, рвоты, дефекации, мочеиспускания, оргазма и деторождения.

 

За пределами мозга: области трансперсонального опыта

Картография человеческой психики - Трансперсональные переживания

Картография человеческой психики – Трансперсональные переживания

 

Многими своими чертами трансперсональный опыт вдребезги разбивает фундаментальные утверждения материалистической науки и механистического взгляда на мир. Хотя эти переживания имеют место в ходе самоисследования, их нельзя интерпретировать как всего лишь интрапсихические феномены в конвенциональном смысле. С одной стороны, этот опыт вместе с биографическими и перинатальными переживаниями формирует некий эмпирический континуум. С другой стороны, он часто и без вмешательства органов чувств открывает непосредственный доступ к источникам информации, явно выходящим за рамки конвенционального круга. Он может включать сознательный опыт других людей и представителей других видов животных, растительной жизни, элементы неорганической природы, микроскопическую и астрономическую области, недоступные без специальных приборов, исторический и доисторический опыт, знание будущего, отдаленных мест или других измерений существования.

На уровне воспоминательного анализа информация черпается из индивидуальной истории и потому безусловно биографична по своей природе. Перинатальный опыт по-видимому представляет пересечение персонального (личного) и трансперсонального, раздел между тем и другим; это отражено в его связи с рождением и смертью, началом и концом индивидуального существования.

Трансперсональные явления обнаруживают связь индивида с космосом – взаимоотношение, в настоящее время непостижимое. Можно предположить по этому поводу, что где-то в ходе перинатального развития происходит странный количественный скачок, словно по ленте Мебиуса, когда глубокое исследование индивидуального бессознательного становится эмпирическим путешествием по всей Вселенной включая то, что лучше всего назвать сверхсознательным умом.

Общим для этой группы разнообразных и разветвленных явлений будет ощущение, что испытывающее их сознание выступило за обычные пределы Эго и преодолело ограничения времени и пространства. В “нормальном”, обычном состоянии сознания мы осознаем самих себя в границах своего физического тела (образа тела), и наше восприятие окружающего мира стеснено физически детерминированным диапазоном чувствительности внешних рецепторов. И наше внутреннее восприятие (интрацепция) и восприятие внешнего мира (экстрацепция) ограничены привычными временными и пространственными рамками. В обычных обстоятельствах мы отчетливо переживаем только настоящую ситуацию и воспринимаем лишь ближайшее окружение; мы вспоминаем прошлые события и ожидаем будущих или фантазируем о них.

В трансперсональных переживаниях происходит трансценденция некоторых из вышеупомянутых ограничений, иногда сразу нескольких. Многие принадлежащие к этой категории переживания интерпретируются испытавшими их как возвращение в исторические времена и исследование своего биологического и духовного прошлого. Довольно часто при глубинном эмпирическом самоизучении доводится испытать очень четкие и реальные эпизоды, опознаваемые как воспоминания плода и эмбриона. Многие сообщают о ярких событийных последовательностях на уровне клеточного сознания, что по-видимому отражает их прошлое существование в форме спермы или зрелой яйцеклетки во время зачатия. Иногда регрессия заходит еще дальше, и у человека появляется уверенное чувство повторного проживания воспоминаний из жизни предков или даже подключения к расовому или коллективному бессознательному. Были случаи, когда участники ЛСД-сеансов сообщали об опыте отождествления с животными предками в эволюционной родословной или отчетливого проживания заново эпизодов из своих прошлых воплощений.

Некоторые другие трансперсональные явления включают трансценденцию не временных, а пространственных барьеров. Сюда относится опыт слияния с другим человеком в состоянии двуединства (то есть чувство слияния с другим организмом в одно состояние без потери собственной самоидентичности) или опыт полного отождествления с ним или с ней, подстройка к сознанию целой группы лиц или расширение сознания до такой степени, что кажется, будто им охвачено все человечество. Сходным образом индивид может выйти за границы чисто человеческого опыта и подключиться к тому, что выглядит как сознание животных, растений или даже неодушевленных объектов и процессов. В предельном случае можно слиться с сознанием всего творения, всей планеты, всей материальной Вселенной. Еще одно явление, связанное с трансценденцией нормальных пространственных ограничений, – сознание отдельных частей тела, то есть различных органов, тканей, клеток. Важной категорией трансперсонального опыта с трансценденцией времени и/или пространства будут разнообразные явления экстрасенсорного восприятия – например, опыт существования вне тела, телепатия, предсказание будущего, ясновидение, перемещение во времени и пространстве.

В большой группе трансперсональных переживаний сознание словно расширяется за пределы феноменального мира и континуума времени-пространства, каким мы его воспринимаем в повседневной жизни. Обычные тому примеры – опыт встреч с душами умерших или со сверхчеловеческими духовными сущностями. После сеансов с ЛСД также бывают сообщения о бесчисленных видениях архетипических форм, конкретных божеств и демонов, сложных мифологических эпизодов. Среди других примеров из этой же категории – интуитивное понимание универсальных символов, переживание потока энергии “ци”, как он описывается в китайской медицине и философии, или пробуждение Кундалини и активация чакр. В предельной форме индивидуальное сознание охватывает всю целостность существования и отождествляет себя с Универсальным Разумом или с Абсолютом. Высшей точкой всех переживаний будет очевидно Сверхкосмическая или Метакосмическая Пустота, загадочная предвечная ничтожность, которая сознает себя самое и содержит всю экзистенцию в зародышевой форме.

Итак, расширенная картография бессознательного имеет ключевое значение при любом серьезном подходе к таким явлениям, как психоделические состояния, шаманизм, религия, мистицизм, ритуалы перехода, мифология, парапсихология и шизофрения. И дело здесь не просто в академическом интересе – как будет показано ниже, картография предлагает глубокие и революционные приложения для понимания психопатологии и новые терапевтические пути, немыслимые в традиционной психиатрии.


[1] – Перед терапевтом, использующим традиционные формы психотерапии, стоит важная задача отличить релевантный материал от не относящегося к делу, определить вид психологической защиты и найти интерпретацию. Трудность задачи в том, что она ограничена парадигмой. Релевантность не определяется общим согласием, все зависит от того, какого направления придерживается терапевт – школы Фрейда, Адлера, Ранка, Клейна, Салливана или какого-то другого течения динамической психотерапии. Если к этому добавить искажения из-за контрпереноса, преимущества эмпирического подхода станут очевидными.

[3] – Смерть Эго и новое рождение – не одноразовый опыт. В ходе систематического глубинного самоисследования бессознательное снова и снова представляет его в разных измерениях и с разными акцентами до тех пор, пока процесс не будет завершен.

[4] – Это описание отражает идеальную ситуацию нормального и неосложненного рождения. Длительные и изматывающие роды, наложение щипцов или применение общей анестезии, какие-либо другие осложнения вызывают специфические эмпирические искажения в этой матрице.

 

Выдержка из книги Станислава Грофа “За пределами мозга”

 

 

После прочтения, вам будет более понятно, о чем я рассказываю  в видео: Теория Холотропного дыхания, картография Кена Уилбера, Станислава Грофа. Техника безопасности Холотропного дыхания. Прохождение сенсорного барьера, перинатальные матрицы Грофа, трансперсональные переживания, Как перестать жить в прошлом: перевести «зачем, за что?» – в «Почему, для чего?» и жить в настоящем. Абсолютно счастливый человек, важность, социальные игры, дуальность, позиция «жертвы», позиция «успеха».

 


Поделитесь информацией с друзьями, им тоже будет интересно узнать про Базовые перинатальные матрицы Грофа:

Нет комментариев

Группа поддержки, для прошедших тренинг Холотропное дыхание

Группа поддержки, для прошедших тренинг Холотропное дыхание:

Пространство, где люди, практикующие Холотропное Дыхание по методу Станислава и Кристины Гроф могут делиться своими переживаниями.
Группа закрытая – только для участников тренингов www.pipa.msk.ru
Соблюдаются дух и правила шеринга Холотропного Дыхания:
- конфиденциальность: опубликованное в группе не выносится за ее пределы
- каждый говорит от себя и про себя
- отсутствуют интерпретации, оценки и советы

Большая просьба, добавляйтесь только, если Вы были на наших тренингах:

https://www.facebook.com/groups/HoloSupport/

Нет комментариев

Этическое соглашение практиков холотропного дыхания

Этическое соглашение практиков холотропного дыхания.

Предисловие
Практика холотропного дыхания связана с работой с клиентами в необычных состояниях сознания. Она описана в статье Станислава и Кристины Гроф «Принципы холотропного дыхания». Как отдельные люди или сотрудники организаций, мы соглашаемся с полезностью самокритики для поощрения личного этического развития. Поскольку практики, придерживающиеся этих Соглашений, избегают поведения, которое может быть эксплуататорским по отношению к клиентам, а также может наносить вред более широкой Ассоциации холотропного дыхания, мы соглашаемся с принципом необходимости поддержания постоянных контактов друг с другом для сохранения высочайшей чистоты в сообществе практикующих холотропное дыхание.

Мы принимаем следующие соглашения, касающиеся нашей работы с клиентами как практиков холотропного дыхания.

Договоренности сообщества холотропного дыхания и международной ассоциации холотропного дыхания.

Соглашения:

1. Как обучающиеся практики, мы обязуемся практиковать холотропное дыхание только в пределах своей подготовки и компетенции, и под непосредственным наблюдением сертифицированного практика холотропного дыхания.

2. Как практики холотропного дыхания, мы обязуемся признавать отзывы других практиков холотропного дыхания. Мы также обязуемся критиковать других практиков, особенно, когда мы полагаем, что другие практики нарушили одно из следующих соглашений.

3. Мы будем обеспечивать конфиденциальность участников семинара/клиентов в пределах закона.

4. Мы создаем для клиентов безопасную обстановку в соответствии с Принципами холотропного дыхания.

5. Мы будем действовать только в границах своего опыта и компетенции, и будем помогать нашим помощникам и ученикам поступать таким же образом.

6. Если мы имеем официально сертифицированное право проводить практическое обучение, мы согласны быть ответственными за этическое руководство нашими учениками (в том числе, в плане данных соглашений), в период их нахождения под нашим наблюдением.

7. Мы продолжаем повышать свое мастерство в холотропном дыхании.

8. Как исследователи, педагоги, и авторы, мы обязуемся давать точную информацию и приводить ссылки на первоисточники.

9. Практики, вступающие в двойственные отношения, подвергаются риску смешения ролей и видимости или реальности эксплуатации клиентов для личной выгоды. Мы договариваемся обсуждать друг с другом любые отношения с участниками тренингов или учениками. Мы договариваемся избегать двойственных отношений, которые могут влечь за собой сексуальную, эмоциональную, духовную, экономическую, иерархическую, или идеологическую эксплуатацию.

10. Мы не приветствуем, не ставим себе целью, и не допускаем никаких сексуальных контактов с клиентами или учениками, и не отвечаем на подобные намерения с их стороны.

11. Мы даем направления участникам семинаров, которые нуждаются в дальнейшем наблюдении или обращении к ресурсам местного сообщества.

12. Мы обращаемся за надлежащей профессиональной помощью в наших собственных личных проблемах или конфликтах, которые могут причинять ущерб эффективности нашей работы или нашим профессиональным суждениям.

13. Мы уважаем эмоциональную, физическую, умственную, и духовную независимость наших клиентов. Мы даем им возможность свободного выбора в том, что касается участия в холотропном дыхании, следования указаниям, и согласия на физические вмешательства.

14. Мы придерживаемся ясной и честной деловой практики, включая соглашения относительно встреч, времени проведения практических семинаров, и оплаты.

15. При установлении цен на свои услуги, мы учитываем финансовую ситуацию наших клиентов.

16. Мы признаем обязанность участвовать в делах, проводимых на благо сообщества, в том числе, оказывать часть наших услуг за небольшое денежное вознаграждение или бесплатно.

Нет комментариев

Голографическая Вселенная. Новая теория реальности. Майкл Талбот.

 

Голографическая Вселенная. Новая теория реальности. Майкл Талбот.

Холо – целостный, Холограмма  - Голограмма – цельное изображение, при этом любая часть голографического изображения содержит в себе целое изображение. В книге изложены различные, парадигмы, включая Холотропную (частые ссылки на Грофа). Возможно чуть наивная, но тем не менее попытка совместить квантовую научную парадигму и все “пока еще не считающиеся” научными описания реальности такие как телекинез, сновидение, ясновидение, и т.д.

Описание от издателя:

“В основу книги Майкла Талбота положены гипотезы двух выдающихся современных ученых – пионера квантовой физики Дэвида Бома, ученика и последователя Эйнштейна, и известного нейрофизиолога Карла Прибрама.

Они пришли к выводу, что весь материальный мир, от снежинок и электронов до баобабов и падающих звезд, не имеет собственной реальности, а является проекцией глубинного уровня мироздания.

Голографическая Вселенная. Новая теория реальности. Майкл Талбот.

Вселенная – и это подтверждает ряд серьезных исследований – представляет собой гигантскую голограмму, где даже самая крошечная часть изображения несет информацию об общей картине бытия и где все, от мала до велика, взаимосвязано и взаимозависимо. По мнению многих современных ученых и мыслителей, голографическая модель вселенной является одной из самых перспективных картин реальности, имеющейся в нашем распоряжении на сегодняшний день”.

 

скачать книгу “Голографическая Вселенная. Новая теория реальности” Майкл Талбот в различных форматах (pdf, fb2,html,txt, chm, doc и т.д.)

 

Считаю что очень в тему кусок из фильма “Вниз по кроличьей норе” – про то как сам факт наблюдения меняет поведение элементарных частиц, что подтверждает теорию голографической вселенной:

 

 


поделитесь ссылкой на книгу “Голографическая Вселенная. Новая теория реальности”.  ”Майкл Талбот” со своими друзьями:

Нет комментариев

Памятка холонавта и ситтера

Памятка холонавта (дышащего):

Наденьте удобную просторную одежду и снимите все, что стесняет или может поранить вас (пояса, бюстгальтеры, украшения и т.д.). Если вы носите контактные линзы, также снимите их перед сессией.

Найдите партнёра по сессии холотропного дыхания и заключите с ним контракт, включающий следующие пункты:
Каким образом напоминать вам о дыхании;
Какой способ телесного контакта наиболее приемлем для вас;
Какая поддержка необходима вам от партнера;
Каковы особенности вашего проявления в сессии;
Условьтесь о сигналах несловесного общения:
Каким образом вы сообщите своему партнеру, что следует прекратить напоминать вам о дыхании, если это напоминание мешает вашему переживанию;
Как вы сообщите партнеру о том, что вы что-то хотите.

Если вы дышите сегодня, то ешьте очень легко или не ешьте совсем. В этом случае дышится легче.

Посетите туалет перед сессией. Если вы захотите в туалет во время дыхания, не стесняйтесь. Лучше сделать это, чем отвлекаться из-за переполненного мочевого пузыря.

Если у вас сомнения относительно выбора партнера, спросите себя, лучший ли это вариант в данной ситуации, чувствуете ли вы безопасность с этим человеком?

Не покидайте зал в разгаре сессии. Примите внутреннее обязательство присутствовать на всем семинаре (включая все сессии дыхания и обсуждения процесса в группе) для того, чтобы иметь целостный, нефрагментированный опыт и оказывать друг другу поддержку.

Дышите более глубоко и часто в течении часа. Дыхание является важнейшим катализатором необычных состояний сознания. Держите глаза закрытыми для сосредоточения на внутренних переживаниях.

Оставайтесь в позе лежа на спине – позе открытости. Желание опереться на руки, сесть или встать может быть способом контроля переживания или путем бегства из него. Если вы выполнили его, постарайтесь вернуться в исходную позу, как только будете готовы к этому.

Избегайте разговоров, уважайте переживания других участников. Разговоры выводят людей из необычного состояния, потому что они ассоциируются с обыденным сознанием.

Сохраняйте молчание во время рисования мандал и (желательно) в течение всего дня. Это помогает быть в медитативном настрое.

Попросите о помощи, если чувствуете сильные блоки, боль или напряжение в теле и продолжение дыхания не дает облегчения. Это можно делать в любой момент во время сессии.

Знайте, что вы всегда владеете ситуацией. Если вы хотите, чтобы с вами перестали работать, скажите слово “СТОП”, и любое воздействие будет немедленно прекращено.

Если вы замечаете, что слишком захвачены мыслями, направьте внимание на тело и сосредоточьтесь на дыхании или на музыке. Если вы обнаружите, что занимаетесь анализом музыки, позвольте ее вибрациям проникнуть в тело и сфокусируйтесь на дыхании.

Если у вас возникает сильная эмоция (например, гнев, раздражение, и т.п.) и причиной этой эмоции, как кажется, являются события в зале (например, вам не нравиться музыка или что-то еще), переместите внимание на себя и на ощущения в своем теле. Вместо того, чтобы отвлекаться на что-то внешнее и заниматься бесконечными эмоциональными проецированиями, лучше войти в контакт с переживаемыми энергиями, выразить их и освободиться от них.

Не программируйте переживания, пусть то, что возникает, будет спонтанным актом, неожиданным для вас самих — свободным танцем тела, энергии и мысли.

Будьте совершенным актером: полностью находясь в роли, в переживании, в то же время будьте над всякой ролью, вне всякого переживания.

Вы сами решаете, когда закончить дыхание. Как правило, сессия приходит к своему естественному завершению в течение 1.5-2.5 часов. Музыка продолжается до тех пор, пока все не закончат работу, поэтому нет необходимости ждать ее окончания.

Не следует начинать новую сессию в конце сессии. Работа в этот момент состоит не в том, чтобы обнаруживать все новые проблемы, а в том, чтобы завершить любой материал, который всплыл и нуждается в интеграции.

Перед тем, как покинуть зал, позовите ведущего для того, чтобы проверить, все ли у вас в порядке. Эта проверка необходима, чтобы понять, нуждаются ли дышащие в дальнейшей работе и чувствуют ли они полную завершенность переживания.

Попытайтесь рисовать мандалу, даже если вы считаете, что не умеете рисовать. Дело здесь не в качестве самого рисунка, а в возможности использовать рисование как средство интеграции и самопостижения.

Вы вольны рассказывать о своем опыте только то, что считаете нужным. Делая это, не занимайтесь анализом, а пребывайте в энергиях самого процесса. Воздерживайтесь от анализа и оценок чьего-либо переживания или мандалы.

Сон – это продолжение интеграции проявленных переживаний. Будьте внимательны к его посланиям. В последующие дни найдите время для рисования, созерцания, ведения дневника и для работы со сновидениями.

 

 

Памятка ситтера (сидящего) – сопровождающего:

Придите в зал заранее, чтобы без спешки подготовить место, сосредоточиться и успокоиться. Время, указанное в расписании, это время начала самого дыхания. Заключите контракт с дышащим, обсудите его пожелания и предпочтения.Сведите до минимума разговоры во время дыхания, так как это может мешать дышащим пребывать в своем процессе.

Сосредоточьте на дышащем все внимание, расположившись рядом с его головой, и не отвлекайтесь на происходящее в зале. Не углубляйтесь в свой собственный процесс. Дышащие нуждаются в безраздельном присутствии и внимании сидящих и могут быть очень чувствительны к нехватке этого внимания.

Пребывайте с дышащим в одном пространстве переживания, внимайте этому пространству, но не вторгайтесь в него. Если дышащий спокоен, вам легче почувствовать его, оставаясь столь же спокойным. Если дышащий активен, иногда лучше чувствуется его состояние, при легком движении в том же ритме.

Охраняйте пространство переживания дышащего. Защищайте своего подопечного от активности других дышащих или любых других возникающих помех и рискованных действий.

Не поддавайтесь искушению применять свои знания из опыта разнообразных духовных традиций для помощи дышащим. Примерами такой помощи могут быть сеанс REIKI, “очищение ауры” или использование кристаллов.

Не оставляйте дышащих одних. Если вам нужно в туалет, позовите на это время одного из ведущих.

Будьте внимательны к любому уязвимому месту на теле дышащего и информируйте ведущего, если он работает с вашим дышащим, о наличии таких областей.

Помогите дышащему, если он просит о чем-то. Если дышащему надо в туалет, проводите его до двери туалета и обратно. Помогите ему вытереться полотенцем, принесите стакан воды. Будьте готовы к оказанию любой поддержки.

Если у вас вопросы по поводу происходящего, поднимите руку, чтобы позвать ведущего.

Проследите, чтобы ваш дышащий был проверен ведущим, перед тем как покинуть зал после окончания процесса.

…Удачного путешествия…!-)

 

 

,

Один комментарий

Счастье это просто

 

Счастье это просто!

Но нельзя никого сделать счастливым насильно.
Есть путь, но хватит ли у тебя смелости пойти по нему?

 

Как быть счастливым! from Viktor Pipa on Vimeo.

 

Смотрите полную версию Теория счастья на базе трансперсональной психологии и холотропного дыхания

 


Поделитесь ссылкой на это видео со своими друзьями:

,

Один комментарий

Экспериментальные психофизиологические и нейропсихологические исследования интенсивного дыхания Ю.Бубеев и В.Козлов

Психофизиологические исследования были направлены на решение следующих задач:

1.    исследование влияния расширенных состояний сознания на функционирование ЦНС,
2.    исследование адаптации основных функциональных систем организма к процессу связного дыхания,
3.    исследование влияния связного дыхания на здоровье клиента.

Лабораторные исследования психофизиологических изменений в процессе связного дыхания в Санкт-Петербурге (под руководством С. Стрекалова) и Уфе (под руководством М. Сандомирского) позволили сделать следующие выводы.
·    Анализ диапазона изменения физиологических показателей свидетельствует об отсутствии сильных физиологических нагрузок на человеческий организм во время процесса связного дыхания, следовательно, к занятиям могут быть допущены лица, по состоянию здоровья имеющие показания к занятиям общеоздоровительной физической подготовкой (так называемые группы здоровья).
·    Исключение из сказанного выше составляет показатель максимального ЧСС, который на первых занятиях достигал у испытуемых 120 уд/мин., что является режимом тренировки для сердечно-сосудистой системы. Показатель быстро снижался от занятия к занятию. Это свидетельствует о быстрой адаптации сердечно-сосудистой системы к нагрузкам, возникающим во время процесса связного дыхания. Всего вероятнее, механизм этой адаптации носит иной характер, чем адаптация сердечно-сосудистой системы при дозированных физических нагрузках. Упомянутая тенденция не сильно зависит от возраста.
·    Анализ ряда приведенных показателей (ВИК и КГР) свидетельствует о наличии сдвига баланса симпатического и парасимпатического отделов нервной системы в сторону активации парасимпатического отдела. Этот факт является косвенным подтверждением гармонизации нервных процессов в организме в процессе занятий естественным связным дыханием.
Проведенные в 1992-1994 гг. исследования показывают, что вхождение в расширенные состояния сознания через связное дыхание позитивно влияют на физиологические и психофизиологические параметры функционирования человеческого организма.

Основные исследования психофизиологии дыхания были проведены в Московском институте авиационной и космической медицины под руководством кандидата медицинских наук Ю.А. Бубеева в соответствии с научно-исследовательскими планами МАПН и Института трансперсональной психологии.

С физиологической точки зрения основным элементом всех дыхательных психотехник является гипервентиляция различной степени глубины.

Как известно, гипервентиляция – это повышенная вентиляция, существенно превышающая ту, которая необходима для удовлетворения обмена веществ. При развитии гипервентиляции нарушается гомеостаз. Это обусловлено тем, что из организма «вымывается» углекислый газ. Величина парциального давления СО2 в легочном воздухе снижается, вследствие чего неизбежно развивается дыхательный алкалоз – рН возрастает, происходит защелачивание крови.

В 30-х годах в связи с массовым развитием физкультуры и спорта в нашей стране появились первые попытки применить произвольную гипервентиляцию для повышения работоспособности человеческого организма. Несмотря на противоречивость данных, полученных различными авторами по этому вопросу, интерес к нему до сих пор не утрачен. Проба с максимальной произвольной вентиляцией для определения функционального состояния системы дыхания стала применяться с 1933 г. и с тех пор тесно связана со спортивной практикой.

В литературе имеется довольно обширный материал, свидетельствующий о том, что непроизвольная гипервентиляция сопутствует творческому умственному труду. В особенности это относится к процессу обучения, который сопровождается нервно-эмоциональным напряжением.

Двигательная гипокапния, развивающаяся вследствие удаления излишка СО2, является основным фактором, оказывающим неблагоприятное воздействие на кардиореспираторную систему и лимитирующим физическую работоспособность спортсменов. Случаи потери сознания у тяжелоатлетов в результате натуживания после гипервентиляции объясняют резким снижением мозгового кровотока.

Случаи возникновения непроизвольной гипервентиляции можно условно подразделить на следующие категории.
1.       «Физиологически оправданная» гипервентиляция, или адаптивная, при которой приспособительные реакции обеспечивают новый уровень жизнедеятельности организма. Сюда прежде всего относится гипервентиляция, возникающая как адаптационный механизм, предупреждающий развитие кислородного голодания (предстартовая гипервентиляция в спорте или непроизвольное усиление вентиляции при подъеме на высоту).
2.       «Физиологически неоправданная» гипервентиляция сопровождается развитием гипокапнических состояний. Причины ее могут быть самыми разнообразными. Как правило, она приводит к патологическим изменениям в организме.
3.       Патологические формы: поражения ЦНС, сердечно-сосудистой системы, эндокринные заболевания и т.п.
Контролируемая гипервентиляция используется в терапии острого инфаркта миокарда. Отмечены случаи непрерывной многолетней искусственной гипервентиляции легких при параличе дыхательных мышц. Иногда контролируемую гипервентиляцию используют при анестезии, короткую искусственную гипервентиляцию – в акушерстве перед интубацией для создания благоприятной ситуации в газах крови роженицы.

Гипервентиляция как функциональная проба используется:
1.    для выявления скрытой патологии;
2.    для оценки тяжести патологического состояния;
3.    у здоровых людей для определения адаптационных резервных возможностей организма (спортсмены, альпинисты, летчики, водолазы, космонавты и т.п.).
Хотя произвольная гипервентиляция сопровождается развитием гипокапнии, ее также можно считать «адаптивной», но не с биологической, а с социальной точки зрения. Она нашла широкое применение в профессиональной деятельности, например у певцов, музыкантов, играющих на духовых инструментах, у стеклодувов, в спорте.

Известно, что при осуществлении как произвольной, так и непроизвольной гипервентиляции степень снижения парциального давления углекислого газа в альвеолярном воздухе у разных людей неодинакова.

Б. Бальк с соавторами предложили выделить с учетом индивидуальной чувствительности здоровых людей к потере СО2 три степени гипокапнии по величине парциального давления СО2 в крови (РАСО2):
I.    (легкая) – PACO2 в пределах 30-25 мм рт.ст.
II.    (средней тяжести) – PACO2 25-20 мм рт.ст.
III.    (тяжелая) – PACO2 менее 20 мм рт.ст.
При градуальном увеличении минутного объема дыхания большая часть вдыхаемого воздуха приходится на долю альвеолярного мертвого пространства, т.е. практически не участвует в газообмене. Однако в процессе гипервентиляции происходят и противоположно направленные изменения, приводящие к увеличению разницы PACO2 и расчетной величины шунта венозной крови в легких. Этот факт может свидетельствовать о наличии в легких специальных механизмов, препятствующих прогрессированию гипокапнии.

У взрослого человека «запасы» СО2 составляют величину порядка 120 л. Возникает вопрос: какое количество СО2 может быть удалено из организма в результате гипервентиляции и откуда происходит «вымывание» этого вещества?

В экспериментах на животных было обнаружено, что РАСО2 снижается по экспоненте и что половина «доступных запасов» СО2 удаляется через 4 мин. Исследования, проведенные при участии людей, показали, что удаление СО2 происходит из тканей организма. Наклон кривой диссоциации СО2 при контролируемой гипервентиляции связан с уровнем альвеолярной вентиляции и находится в пределах 1,17-2,03 мл/мм рт.ст./мин.    Не удалось выявить значительное влияние произвольной гипервентиляции на кровоток в легких. Данные по динамике этих показателей, полученные в процессе двух минутной недозированной гипервентиляции, свидетельствуют о том, что наиболее отчетливые изменения в системе кровообращения как мужчин, так и женщин происходят к концу первой минуты пробы, когда, как известно, имеет место быстрое падение РАСО2. В дальнейшем, к концу второй минуты гипервентиляции, наряду со снижением легочной вентиляции эти сдвиги стабилизировались и даже возникла тенденция изменения показателей в сторону фоновых данных, наиболее выраженная у мужчин, у которых они стали недостоверными по сравнению с фоном.

В. Л. Фанталова установила индивидуальные особенности реакций мозговых сосудов различных обследуемых на короткую гипервентиляцию. У одной группы обследуемых она обнаружила увеличение мозгового кровенаполнения (по данным реоплетизмограммы). Во второй группе реакция мозговых сосудов на гипервентиляцию почти не была выражена. В третьей группе у обследуемых отмечено стойкое падение кровенаполнения мозга. Такой эффект автор связывает с резко усиленным венозным оттоком в мозговых сосудах.

При этом изменение рН крови и других сред выражено не в одинаковой степени. В спинномозговой жидкости кислотно-щелочное равновесие меняется в меньшей степени, чем в крови, благодаря наличию стабилизирующей системы, в частности гематоэнцефалического барьера.

В первые 2 мин гипервентиляции выход К+ сравнительно невелик. Через 10 мин пробы он проявляется отчетливо. Снижению РаСО2 на 10 мм рт.ст. соответствует уменьшение концентрации К+ на 0,4 ммоль/л. После прекращения активной гипервентиляции гипокалиемия удерживается в последующие 20 мин, даже слегка усиливаясь. Возвращение к норме происходит в среднем через 40 мин. Гипервентиляция приводит к увеличению гликолитической активности скелетных мышц и к легкой гипофосфатемии [Brautbar N. et. al. 1983].

Усиление вентиляции приводит к значительным изменениям метаболизма клеток мозга. Происходят сдвиги обмена глюкозы и других веществ. Этой проблеме посвящено множество литературных источников по мозговому кровообращению (Х.Х. Яруллин, 1967).

Высказано мнение, что разнообразие симптомов, проявляющихся при гипервентиляции, связано с неодинаковыми механизмами компенсации дыхательного алкалоза у разных людей.

Примечательно, что во время изокапнической гипервентиляции при частичной компенсации гипокапнии ощущения у обследуемых, как правило, отсутствуют Как известно, уменьшение мозгового кровотока предотвращает значительное падение напряжения СО2 в тканях мозга и тем самым препятствует углублению алкалоза. Некоторые авторы указывают на повышение уровня окислительного обмена, что препятствует развитию мозговой гипоксии, возникающей при гипервентиляции.

Интересное исследование в этом плане было проведено В. П. Низовцевым с сотрудниками. Они показали, как меняется характер ощущений при произвольной гипервентиляции, кратной к исходному уровню.

Так, двукратное усиление дыхания (РАСО2 =26,1 мм рт.ст., рН =7,53) в течение 10 мин сопровождается появлением эйфории, легкого головокружения, сухости во рту, саливации, першения в горле, заложенности ушей и др. При снижении РАСО2 ниже 20-25 мм рт.ст.(3-4-x кратная гипервентиляция) появляются признаки парастезии, онемение кончиков пальцев рук и ног, сведение губ, головокружение, мелькание «мушек перед глазами». К концу 10-й минуты такой гипервентиляционной нагрузки возникает тяжесть в голове, головная боль, иногда общая заторможенность.

Вопрос о произвольной гипервентиляции как об одном из средств, расширяющих границы адаптации организма человека к влиянию гипоксии, теоретически почти не разработан. В практическом плане такие попытки были сделаны. Так, Дункер и Пальме проводили эксперименты с дозированной гипервентиляцией в барокамере на высоте 7500-8000 м. При этом управляемое дыхание позволило им улучшить состояние обследуемых и продлить время пребывания на высоте. Фенн, Ран, Отис и другие рекомендовали применять произвольную гипервентиляцию (при которой уровень вентиляции превосходит нормальный более чем в двое) как средство увеличения толерантности организма человека к большим высотам в аварийных ситуациях. В исследованиях В.Б. Малкина проводилась дозированная гипервентиляция в целях поддержания на одинаково высоком (90%) уровне насыщения крови кислородом в условиях барокамерных подъемов на большие высоты (до 8000 м). Отвлечение внимания обследуемых от показаний оксиметра приводило к уменьшению вентиляции и времени пребывания их на высоте.
Методика
Нами проведено комплексное исследование физиологических систем организм:
·    Функции внешнего дыхания, газообмена, энергетики и метаболизма изучались на спироэргометрической системе «2900» («SensorMedics», США). Она позволяла исследовать более 100 параметров дыхания за каждый дыхательный цикл (breath by breath). Спирометрические показатели определялись с помощью масс-флоуметра. Парциальное давление кислорода и углекислого газа в выдыхаемом воздухе измерялось циркониевым и инфракрасным датчиком.
·    Парциальное давление кислорода и углекислого газа в тканях определялось транскутально с помощью прибора фирмы «Radiometеr» (Дания).
·    Функциональное состояние сердечно-сосудистой системы оценивалось по результатам непрерывного мониторирования ЭКГ и импедансной тетраполярной реографии с помощью реоанализатора. Ударный объем измерялся по методу Кубичека. Артериальное давление измерялось ежеминутно с помощью автоматического устройства тахоосциллографическим методом (AVSM 2000 – Россия) и по методу Короткова.
·    Состав тела оценивался по данным калиперометрии.
Исследования проводились в одно и то же время суток. Анализировались результаты 45 процессов продолжительностью от 45 мин до 2 часов с участием 15 обследуемых в возрасте от 20 до 43 лет.

Было проведено 3 серии исследований:
·    в первой серии изучались эффекты связного дыхания при его обычной частоте,
·    во второй серии – эффекты свободного дыхания (т.е. дыхания с рас-слабленным выдохом),
·    и в третьей серии – холотропное дыхание (дыхание с напряженным выдохом).
При организации этих исследований мы столкнулись с существенными методическими трудностями. Желание детально исследовать как можно большее число систем приводило к тому, что пациент оказывался буквально с ног до головы опутан устройствами съема. Это безусловно сказывалось на чистоте эксперимента т.к. вряд ли дыхание в таких условиях можно назвать «свободным».

Отдельной методической проблемой являлось исследование самого дыхания. Как известно, в настоящее время для исследования газообмена применяются в основном 2 системы. Первая – это отбор проб выдыхаемого воздуха с помощью загубников, которые пациент во время исследования удерживает зубами. Они наиболее распространенны и используются для проведения различных нагрузочных тестов, так как обладают минимальным «мертвым пространством» и наименьшим сопротивлением дыханию, что является очень важным при больших потоках.

Вторая – лицевые маски, используемые в основном для исследований в покое. Они более комфортны при спокойном дыхании, но создают ощущение удушья при больших дыхательных объемах. Наш опыт показал невозможность применения загубников, так как необходимость их фиксации зубами мешала вхождению в процесс, а когда пациенту это все же удавалось, то он переставал их удерживать. Поэтому мы пошли по пути использования лицевых масок. Нам удалось решить проблему, используя маски «Hans Rudolph» с сопротивлением дыханию до 10 мм.вод.ст. при объемном потоке воздуха до 200 л/мин при их некоторой модификации. Проблема ограничения двигательной активности системами съема была нами решена путем использования специальных датчиков, аналогичных используемым при исследовании ночного сна. Ряд параметров снимался дистанционно.

Учет всех этих особенностей условий исследования имел результатом то, что пациенты не испытывали дискомфорта. Адаптация наступала в первые 5 – 10 минут релаксации, после чего, по отзывам обследуемых, маска и датчики перестали восприниматься. Более того, несколько пациентов даже отметили, что при дыхании в маске процесс протекал более комфортно, так как ощущения першения и пересыхания в носоглотке были гораздо менее выраженными.
Результаты и обсуждение
Как известно, структура дыхания определяется тремя основными переменными: частотой, глубиной и соотношением вдоха и выдоха.

В первой серии исследований нами изучалось влияние на газообмен эффекта связности, т.е. дыхания без пауз между вдохом и выдохом. Пациенту предлагалось после произвольного дыхания в комфортной расслабленной позе в течении 10 – 20 минут перейти на связное дыхание, но удерживать его частоту и глубину в прежних пределах, ориентируясь по диапазону на мониторе, полученному при произвольном дыхании.

Как показали результаты этой серии исследований, уже переход на связное дыхание, даже при обычной его частоте и глубине, приводил к значимым изменениям параметров газообмена, которые можно охарактеризовать как повышение его эффективности. Снижалась вентиляция мертвого пространства, повышалась вентиляция альвеол, увеличивался дыхательный коэффициент. Снижались вентиляционные коэффициенты для кислорода и углекислого газа. Появлялась значимая тенденция к «вымыванию» СО2 из крови, увеличивалось парциальное давление СО2 в альвеолярном воздухе.

Суммарные энергозатраты за время исследования не имели значимых отличий, однако тенденция к их снижению имелась.

Проявлением эффекта связности являлось увеличение продолжительности выдоха в 1.5 – 2 раза и резкое снижение колеблемости (вариационного размаха) длительности дыхательных циклов.

Несмотря на незначительные на первый взгляд величины сдвига обычного баланса между потреблением кислорода и выделением углекислого газа, за 40 – 60 минут исследования при связном дыхании обычной частоты и глубины происходило нарастание дефицита углекислоты, в результате чего его суммарные значения составляли около 1 литра.

Изменения системной и периферической гемодинамики заключались в тенденции к снижению частоты сердечных сокращений и сосудистого тонуса. Снижалось минимальное артериальное давление, общее периферическое сопротивление и минутный объем кровообращения.

Таким образом, как со стороны системы дыхания, так и кровообращения при связном дыхании с обычной частотой и глубиной, можно отметить сходные по направленности реакции, приводящие к переходу на более низкий и экономичный уровень функционирования.

Как показали результаты 2 серии исследований, где нами изучались эффекты одного из форматов частого и глубокого связного дыхания – «свободного дыхания», его воздействие сопровождалось более выраженными изменениями со стороны системы внешнего дыхания. Происходило 3 – 5 кратное увеличение минутной вентиляции легких и частоты дыхания. Это составляло от 50% до 70% максимальной вентиляции и примерно соответствовало величине минутной вентиляции при выполнении максимального велоэргометрического теста у данных обследуемых. Весьма информативным для объективного контроля за выполнением обследуемым технических приемов формата дыхания оказался показатель пикового потока выдоха. При расслабленном выдохе и максимальной величине вентиляции он, как правило, не превышал 200 л/мин. При переходе на холотропное дыхание и напряжении выдоха величина пикового потока составляла более 300 – 400 л/мин. Характерно, что вопреки многочисленным литературным данным, столь выраженная гипервентиляция не приводила к снижению показателей эффективности вентиляции. Альвеолярная вентиляция возрастала практически в той же степени, отношение вентиляции мертвого пространства к альвеолярной вентиляции даже снижалось.

В отличии от вентиляции, показатели которой в течении первых минут выходили на установившийся уровень и мало изменялись практически до самого конца процесса, показатели газообмена имели более сложную динамику. С первых минут гипервентиляции происходило существенное превышение выделения углекислого газа над уровнем потребления кислорода. Наиболее выраженным этот эффект был в течении 5 – 10 минуты воздействия, что совпадало с возникновением измененного состояния сознания. В это же время наблюдалось снижение парциального давления углекислого газа в альвеолярном воздухе и в крови, и повышение напряжения кислорода. Степень гипокапнии при этом была весьма существенной – до 20 мм.рт.ст, а в ряде случаев даже ниже. Однако в процессе гипервентиляции происходят и противоположно направленные изменения, имеющие целью купирование дальнейшего снижения напряжения СО2 в крови. Несмотря на стабильно высокие показатели вентиляции, в том числе и вентиляции альвеолярного пространства, с 10 – 15 минуты воздействия прекращается или значительно снижаются потери СО2 с выдыхаемым воздухом. Это проявляется в стабилизации на значительно более низких цифрах дыхательного коэффициента, резком (в ряде случаев десятикратном) увеличении вентиляционного эквивалента для СО2 и О2 и расчетной величины шунта венозной крови в легких.

Этот факт может свидетельствовать о наличии в легких специальных механизмов, препятствующих прогрессированию гипокапнии.

Исследование центральной и периферической гемодинамики во время процессов связного дыхания показало устойчивую тенденцию к снижению ударного объема в первые минуты гипервентиляции. Причиной отмеченного явления могло служить транзиторное снижение объема циркулирующей крови за счет быстрой обратимой потери безбелковых компонентов плазмы через сосудистые стенки, что подтверждается и данными других авторов (Staubli M. et al.1986). Другой причиной является уменьшения венозного возврата крови из за изменения условий циркуляции в легочных сосудах. Однако эти изменения компенсировались увеличением частоты сердечных сокращений, в результате чего не происходило выраженного падения минутного объема кровообращения. Другим механизмом компенсации этой неблагоприятной гемодинамической ситуации являлось некоторое повышение периферического сосудистого сопротивления. Исследование периферического кровообращения в плечевых сосудах позволило выявить признаки увеличения линейной скорости кровотока по артериям и снижение их просвета. Проявлением эффективности этих механизмов являлась стабильность системного артериального давления, значимых изменений которого как правило не происходило. Для окончания процесса более типичным являлась нормализация ударного и сердечного выброса при тенденции к снижению сосудистого тонуса и среднего артериального давления.

Интересным в теоретическом плане явилось зарегистрированное нами у ряда пациентов повышение венозного давления в периферических сосудах, значения которого в некоторых случаях приближались к величинам диастолического артериального давления. Это может свидетельствовать о существенном затруднении венозного возврата, по видимому в основном за счет повышения сосудистого сопротивления в сосудах малого круга кровообращения.

Если проанализировать с точки зрения физиологии эффекты всех рассмотренных форматов дыхания, то можно выделить следующие фазы.    Общая для всех техник начальная фаза, длительностью 5 – 10 мин. Она характеризуется нарастанием дисбаланса между потреблением кислорода и выделением углекислого газа, достигающего 5 – 6 кратного уровня. При этом общие потери (дисбаланс) углекислого газа составляют порядка 1 литра. В конце этой фазы на пике гипокапнии возникает измененное состояние сознания, что подтверждается субъективными отчетами пациентов и результатами исследования электрической активности головного мозга. Количественные характеристики этого периода, т.е. его длительность и «крутизна» кривой нарастания степени гипокапнии зависит от величины гипервентиляции (т.е. от формата дыхания).

С 10 – 15 минуты интенсивного дыхания потери углекислого газа начинают уменьшатся, а степень гипокапнии стабилизируется. Механизм этого до конца не ясен. Его парадоксальность состоит в следующем:
·    через легкие прокачивается огромное количество воздуха (50 -70% от максимально возможного), при этом вопреки существующим взглядам вентилируется не только мертвое пространство, но практически в той же степени и альвеолы,
·    через сосуды легких прокачивается прежнее, или даже несколько большее количество крови (минутный объем кровообращения почти не изменяется), но при все этом газообмен между кровью и альвеолярным воздухом затрудняется до 10 – кратного уровня. То есть получается ситуация «разобщения» внешнего дыхания и кровообращения. Если использовать часто употребляемую в физиологии модель взаимодействия этих систем в виде 2 зубчатых колес, то при этом они как бы выходят из зацепления и прокручиваются «вхолостую». Результатом этого является снижение газообмена и стабилизация концентрации углекислого газа в крови на уровне, достигнутом в первой фазе.
Время включения и максимальной эффективности этого механизма составляет 10 – 15 минут. Таким образом, это то время, когда можно наиболее легко и комфортно войти в измененное состояние сознания. Когда это время упущено, т.е. после включения этого механизма для достижения того же эффекта потребуется значительно большие (в 5 – 10 раз) усилия, т.е. это и будет та «breath work» («дыхательная работа») по С.Грофу. После включения указанного механизма, гипервентиляция и связное дыхание уже лишь только поддерживает достигнутый к тому времени уровень гипокапнии. Кроме того, динамика времени включения и эффективности механизма компенсации гипокапнии, имеющая место при регулярных занятиях дыхательными техниками, может явиться одним из объяснений изменения остроты и характера переживаний при прохождении повторных процессов.

Имеется определенная специфика различных форматов дыхания в этой фазе физиологических изменений:
·       в случае техник с расслабленным выдохом кривая уменьшения потерь углекислоты быстро выходит на исходный уровень, а график динамики в 1 и 2 фазах имеет почти симметричный вид (зависимость типа параболической). Общие потери углекислого газа (дефицит) за 1 и 2 фазу составляют около 2 литров. Дальнейшее поддержание связного дыхания (с 15 – 20 минуты воздействия) лишь служит сохранению этого дефицита на достигнутом уровне (и вызванного им измененного состояния сознания) на протяжении всего процесса. Таким образом, общий дисбаланс между потребление кислорода и выделением углекислого газа составляет за весь процесс также порядка 2-х литров.
·       в случае холотропного дыхания кривая потери углекислого газа в первой фазе нарастает более круто, а во второй снижается медленнее, т.е. является более пологой. Общие потери углекислоты крови при этом несколько больше – порядка 2.5 литров. Особенностью холотропного дыхания является продолжение потерь углекислого газа и по ходу процесса, т.е. величина общего дисбаланса за весь процесс продолжительностью 1 – 1.5 часа составляет около 3 литров.
Строго говоря, абсолютная величина этого дисбаланса не является чем то необычным для организма. Примерно на такие же величины смещается равновесие между потреблением кислорода и выделением углекислого газа при сильных физических нагрузках. Уникальность изменений этого показателя при дыхательных психотехниках состоит лишь в его знаке. Как известно, более привычными для организма являются ситуации недостатка кислорода и избытка углекислого газа. На компенсацию этого сдвига преимущественно направлены буферные системы организма, эффективность которых в этом случае многократно превышает возможности парирования гипокапнии.

Известно, что общие запасы углекислого газа в организме составляют около 120 литров и потеря 2 – 3 литров составляет лишь 2 – 2.5%. Это на первый взгляд вроде бы немного, но для такого жестко гомеостазируемого показателя, как парциальное давление углекислого газа в крови это практически весь наличный резерв систем «быстрого реагирования» буферных систем крови и тканей. Об их близости к полному исчерпанию свидетельствует значительное снижение напряжения углекислого газа в крови, достигающее 15 – 20 мм.рт.ст. По принятым в настоящее время взглядам это считается крайне тяжелой степенью гипокапнии, чреватой возникновением отека мозга и летальным исходом.

Если привлечь сюда аргументацию школы К.П.Бутейко, то даже один процесс свободного дыхания должен иметь результатом резчайший иммунодефицит, появление десятков заболеваний, которые авторы называют «болезнями глубокого дыхания», и в конце концов смерть от онкологических заболеваний. Но так этого, как известно, не происходит, а даже наоборот, увеличиваются адаптационные резервы и эффективность функционирования организма, что подтверждается в том числе и нашими данными, то можно предположить здесь наличие определенных противоречий.

Одной из причин этого может являться метаболическая компенсация возникающих сдвигов кислотно-щелочного равновесия.

Это блокирование аэробного обмена и переход на анаэробный с образованием промежуточных продуктов метаболизма – пирувата и молочной кислоты. Кроме компенсации сдвига кислотно-щелочного равновесия это имеет и ряд других положительных следствий. Известно, что молочная кислота является превосходным субстратом окисления для сердечной мышцы, легких, головного мозга (П. Хочачка, Д.Сомеро 1988). Неполный метаболизм глюкозы при гипервентиляции позволяет объяснить еще ряд физиологических парадоксов свободного дыхания:
·    крайняя редкость случаев приступов стенокардии у больных ишемической болезнью сердца во время процессов, несмотря на интенсивные переживания и изменения во внутренней среде организма, что в обычных условиях, даже при значительно меньшей выраженности, провоцирует приступ. Дополнительными факторами, улучшающими состояние внутрисердечной гемодинамики является повышение оксигенации крови и изменение фазовой структуры сердечного цикла с увеличением суммарного времени диастолы. Кроме этого значимого повышения потребления миокардом кислорода по-видимому не происходит, о чем свидетельствует относительно малая динамика величины индекса Робинсона (двойного произведения). Все эти факторы многократно компенсируют неблагоприятные сдвиги, среди которых в первую очередь следует отметить затруднение диссоциации оксигемоглобина вследствие сдвига кислотно-щелочного равновесия крови в сторону защелачивания. Это подтверждается результатами кардиомониторирования, проводимого в наших исследованиях во время процессов;
·    отсутствие выраженных изменений в функциях центральной нервной системы, которые должны быть при таких степенях гипокапнии из за перераспределения мозгового кровотока cо снижением кровонаполнения сосудов мягкой мозговой оболочки, коры и некоторых подкорковых центров. Это согласуется с характером изменения ЭЭГ при указанных воздействиях. По-видимому, избыточное количество молочной кислоты в некоторой степени восполняет дефицит энергообмена в мозговой ткани.
Другой компенсаторной реакцией при гипервентиляции является блокирование почечного механизма задержки оснований, в результате чего происходит выведение некоторого дополнительного количества щелочей в мочу. При этом происходит существенный сдвиг РН мочи в щелочную сторону. Результатом действия этого механизма является известный всем «дышащим» мочегонный эффект и растворение камней кислотного состава.

Таким образом, вся физиология дыхательных психотехник представляет собой ряд парадоксов, который требует дальнейших углубленных исследований. Их результаты по-видимому, могут потребовать пересмотра существующих в настоящее время представлений о механизмах поддержания гомеостаза при гипервентиляции для объяснения накопленных к настоящему времени практикой фактов об ее адаптивной роли.
Исследование электрической активности головного мозга
Начало клинической электроэнцефалографии связывают с именем австрийского психиатра Г. Бергера, который впервые осуществил в 1928 г. регистрацию электрических потенциалов головного мозга у человека, используя скальповые игольчатые электроды (Berger H. 1929). В его же работах было приведено описание основных ритмов ЭЭГ человека и их изменений при различных функциональных пробах и патологических процессах в мозге.

Произвольная гипервентиляция как функциональная проба стала применяться для выявления скрытых поражений нервной системы за несколько лет до работ Г.Бергера с 1924 г., когда независимо друг от друга появились работы немецкого ученого Фёрстера и американского исследователя Розетта. Фёрстер на годичном собрании немецких невропатологов в Инсбруке в сентябре 1924 г. предложил использовать произвольную гипервентиляцию для выявления скрыто протекающих форм эпилепсии. Розетт применял ее для распознавания самых разнообразных поражений нервной системы. Этот метод в течение нескольких лет широко распространился, и его стали использовать при диагностике не только эпилепсии, но и истерии, мигрени, нарколепсии, невропатии, психопатии, эпидемического энцефалита, органических поражений нервной системы. Кроме того, многие ученые начали применять произвольную гипервентиляцию как метод функционального исследования сердца.

Впоследствии, с разработкой ЭЭГ для диагностики скрыто протекающих форм эпилепсии стала применяться гипервентиляционная проба с электроэнцефалографическим контролем.

При этом на ЭЭГ больных, как правило, возникала пароксизмальная медленная активность.

Дюссе де Барена с соавторами предположили, что в основе сдвигов биоэлектрической активности мозга лежит развивающийся алколоз нервных ткани. По мнению Джибса и др., причиной возникновения тета-волн является нарушение мозгового кровообращения, которое проявляется в сужении сосудов головного мозга под влиянием гипокапнии и связанного с ней острого газового алкалоза.

О том, что гипокапния оказывает церебральный сосудосуживающий эффект, известно давно. Так, Вольф и Леннокс, изучая реакцию мозговых сосудов у животных при изменении содержания О2 и СО2 в крови, установили, что сосуды мягкой мозговой оболочки суживаются при гипокапнии. Дэвис, Вэллэс и многие другие их последователи полагают, что возникновение тета и дельта – активности при гипервентиляции обусловлено развитием гипоксического состояния вследствие снижения кровотока через церебральные сосуды в результате их спазма. Последнее приводит к недостаточному снабжению мозга кислородом и глюкозой, от которых зависит его метаболизм.

Следует отметить, что даже при кратковременной интенсивной гипервентиляции гипоксия мозга может быть значительной. В неспецифических ядрах уровень О2 снижается до «критического значения» (2-3 мм рт.ст.). У собак, умерших в результате длительной гипервентиляции (около 60 мин), вскрытие показало наличие полнокровия мозга и мозговых оболочек. Наряду с этим обнаружена ишемия подкорковых ганглиев и продолговатого мозга. Таким образом, длительная гипокапния вызывает развитие гипоксии мозга, которая обусловливает появление не только функциональных, но и морфологических изменений в этом жизненно важном органе.

К сказанному следует добавить, что определенную роль в изменении ЭЭГ играют рефлексогенные зоны, локализованные в верхних дыхательных путях. Так, Криштоф и др. полагают, что существует нервный (рефлекторный) механизм активизирующего влияния гипервентиляции через нос.

В наших исследованиях изучение электрической активности головного мозга проводилось с помощью анализатора «Энцефалан 131-01». Использовалась монополярная монтажная схема. Референтные электроды располагались на мочках ушей. Запись проводилась непрерывно по 19 каналам на жесткий диск компьютера. При обработке производился расчет биполярных, усредненных отведений и отведения от источника (source derivation).

Для стереоэнцефалографического определения источников активности использовался метод трехмерной локализации, позволяющий по заданной модели определить эквивалентный источник электрической активности и связать его с определенными структурами мозга. Суть метода сводилась к построению посредством последовательного перебора трехмерной модели источника, включающей его модуль, ориентацию и локализацию, математически вычисленная напряженность поля которого на поверхности скальпа была бы максимально близкой к реальному полю.

При анализе данных использовалась следующая периодизация:
·    фон сидя (с открытыми и закрытыми глазами),
·    фон лежа,
·    фон лежа после 10 мин релаксации,
·    собственно дыхательная сессия (45-90 мин),
·    период восстановления (30 мин).
Как известно, ЭЭГ является нестационарным процессом и даже при отсутствии каких либо явных возмущающих внешних факторов в ней наблюдаются существенные изменения в виде синхронизации, десинхронизации, временных асимметрий, обусловленных спонтанными колебаниями уровня функциональной активности, особенностями психической активности во время регистрации.

Поэтому фоновому периоду дыхательной сессии соответствовала полиморфная активность относительно низкой амплитуды с наличием альфа, бета, тета и дельта волн. Релаксация приводила к усилению медленноволновой активности в несколько раз и сопровождалась формированием фокусов тета- и дельта-ритма. Наиболее типичной их локализацией являлись, как правило, передние лобные доли, однако в целом ряде случаев отсутствовал закономерный характер даже у одного и того же обследуемого при повторных процессах. По мере вхождения в процесс происходит сначала снижение амплитуды, а затем и исчезновение альфа-ритма и появление на этом фоне одиночных или групповых низкоамплитудных тета и дельта-колебаний.

При переходе на связное дыхание происходило дальнейшее увеличение медленноволновой активности и перемещение ее фокусов, при этом исходная локализация фокусов, как правило, уникальная для начала каждого процесса являлась по видимому своеобразной «точкой входа» в подсознание и определяла специфику переживаний в данной дыхательной сессии.

Наиболее типичным для начала процесса (в первые 5-15 минут) было перемещение зоны дельта-ритма из лобных долей в теменные и далее в затылочные.

На 20 – 30 минутах процесса, как правило, наблюдался максимум медленноволновой активности. Спектральная мощность дельта ритма увеличивалась в десятки, а в ряде случаев, в сотни раз. Формировался мощный и обширный фокус дельта ритма, локализующийся в области правого полушария. У некоторых пациентов он занимал целиком правое полушарие, в чем можно усмотреть своеобразный аналог «правостороннего сознания» К. Кастанеды.

Особенно отчетливо это было выражено у пациентов с изначально высоким уровнем правосторонней межполушарной асимметрии и в частности у левоpуких.

Наблюдение топографии распределения ритмической активности головного мозга в реальном масштабе времени во время процесса позволило выявить наличие четкой взаимозависимости с музыкальным ритмом, что подтверждает многочисленные практические наблюдения о том, что «музыка задает контекст» (Д. Ленард).

Происходило также перемещение фокусов активности между правым и левым полушарием синхронное с перемещением звуковых эффектов между звуковыми каналами. Однако это было свойственно далеко не всем музыкальным программам. По нашим наблюдениям, кроме каких то явно не формализуемых характеристик музыкальных произведений, данное «усвоение ритма» имело место при относительно медленном музыкальном темпе, соизмеримом с ритмической активностью мозга в данный момент. По данным анализа самоотчетов случаи «синхронизации» с музыкой соответствовали наиболее ярким экстатическим переживаниям типа ощущений полета, парения в пространстве, «космического единства» по С.Грофу. Для более детального изучения характера взаимосвязи параметров ЭЭГ и музыкального сопровождения во время процессов необходим количественный анализ их спектральных характеристик, что планируется нами сделать в дальнейших исследованиях.

К 40 – 50 минутам процесса наблюдалось постепенное снижение спектральной мощности дельта и тета-активности, синхронное с постепенным снижением остроты переживаний и выходом из процесса.

Однако по сравнению с фоновой активностью данный уровень медленноволновой активности был все еще многократно большим.

Выраженные фокусы дельта и тета ритма в правом полушарии сохранялись и на протяжении первых 10-20 минут восстановительного периода, постепенно уменьшаясь, но не приходя к фоновым значениям за время регистрации.

Анализируя в целом динамику электрической активности головного мозга в процессе связного дыхания, можно отметить ряд совершенно четких параллелей с соответствующей динамикой во время сна. По существу, измененное состояние сознания при использовании дыхательных техник – это своеобразный, искусственно вызываемый действием гипервентиляции сон с сохранением волевого контроля. Это определяет основные черты сходства между ЭЭГ сна и ЭЭГ измененных состояний сознания.

Несмотря на то, что различные техники дают несколько различающиеся картины ЭЭГ, существуют общие закономерности. Как и при сне, изменения ЭЭГ при связном дыхании сводятся к постепенному замещению ритмов бодрствования (альфа и бета) на тета и дельта ритм. Начало процесса, как и начальная стадия сна сопровождается снижением амплитуды, а затем и исчезновением альфа-ритма и появлением на этом фоне низкоамплитудных тета и дельта волн, а также низкоамплитудной высокочастотной активности. Субъективное восприятие пациентом этого периода соответствует по С.Грофу «эстетическому слою» переживаний. Пациенты отмечают при этом активизацию относительно поверхностных пластов памяти. Нередко эмоциональные переживания являются незнакомыми и неожиданными, но имеют окраску «уже виденного» (deja vu).

Результаты наших исследований позволяют предположить, что несмотря на казалось бы случайный характер этих переживаний, как правило отличный для каждого процесса даже у одного и того же обследуемого, он имеет специфику, связанную с локализацией фокусов электрической активности на поверхности головного мозга. Формируясь в периоде релаксации и будучи связанными с исходным психофизиологическим состоянием, они являются своеобразной «точкой входа» в бессознательное и по видимому в значительной мере определяют характер материала, «всплывающего» из подсознания, с которым происходит работа в данном конкретном процессе. Это объясняет важную роль периода релаксации, установленную эмпирически, и возможность управления характером переживаний с помощью музыкального сопровождения, и другими способами, задающими направление развития процесса в контекстуальных тренингах. Отсутствие «задатчиков» контекста и полноценная релаксация позволяет процессу развиваться по своим внутренним законам и маршрут смещения фокусов электрической активности приобретает при этом более или менее закономерный и присущий для данного конкретного пациента характер.

При дальнейшем вхождении в измененное состояние сознания, происходящем при стабилизации величин дефицита СО2 в крови на максимальных значениях, происходит резкое увеличение мощности и доминирование дельта и тета-ритма. По мере углубления процесса наблюдается дальнейшее замедление волновой активности на ЭЭГ и нарастание ее амплитуды. Подобный характер электрической активности головного мозга соответствует фазам глубокого сна без сновидений. Однако на протяжении дыхательной сессии происходят и изменения ЭЭГ, характерные для сна со сновидениями.

Также как и при ночном сне со сновидениями, наряду с усилением дельта- и тета- ритма происходит перемещение зон медленноволновой активности между обеими полушариями и появление фокусов альфа-активности в левом полушарии, преимущественно в затылочных долях. Наличие 2 – 3-х периодов глазодвигательной активности, соответствующая динамика мощности дельта- и тета- ритма позволяет даже выделить несколько «мини периодов», аналогичных быстрому и медленному сну.

Однако, несмотря на ряд четких параллелей из области сомнологии, имеются и специфические особенности электрической активности мозга при связном дыхании. Одним из них является полное сохранение осознанности и волевого контроля во время процессов, что позволяет провести аналогию с «управляемым», «осознанным сном» (С. Лаберж, Х.Рейнголд 1995). Это проявляется в том, что предъявление внешних стимулов практически при любой глубине процесса вызывает появление вспышек высокочастотного альфа-ритма. Физиологическая сущность этого феномена понятна – в ответ на внешний стимул мозг переходит на предшествующий более высокий уровень функциональной активности, которому соответствует хорошо выраженный альфа-ритм. Это отличает измененное состояние сознания, вызываемые при связном дыхании, от глубокого сна, когда этого не наблюдается.

Для стереоэнцефалографического определения источников активности нами использовался метод трехмерной локализации, позволяющий связать эквивалентный источник электрической активности с определенными структурами мозга. Суть метода сводилась к построению посредством последовательного перебора трехмерной модели источника, включающей его модуль, ориентацию и локализацию, математически вычисленная напряженность поля которого на поверхности скальпа была бы максимально близкой к реальному полю. Результаты анализа энцефалограмм при связном дыхании позволили выявить связь с центральными срединными подкорковыми механизмами, в частности с таламическими структурами и гиппокампом. Известно, что регуляция уровня функциональной активности мозга определяется неспецифическими структурами, расположенными главным образом в стволе и частично в преоптической зоне переднего мозга (Magoun H.W.,1965 и др.).

Причем, как свидетельствуют данные литературы, медленноволновая активность мозга и в частности, тета-ритм гиппокампа ассоциативно связаны с высшими функциями ЦНС, особенно с механизмами памяти (C.Cipolli et al.1994, J.Conway et al.1994, M.Jouvet 1980,1990). Дыхательные психотехники таким образом, являются одним из эффективных путей коррекции и оптимизации функционального состояния организма. В частности, путь консолидации энграмм памяти во время связного дыхания и вызываемого им измененного состояния сознания может быть одним из наиболее эффективных для стимуляции высших психических функций.

Кроме электрофизиологических параллелей между измененным состоянием сознания и состоянием сна можно отметить также и то, что дыхательная сессия выполняет и ряд восстановительных функций сна. Результаты анкетирования показывают повышение параметров самочувствия, активности, настроения (по методике САН) и время нахождения в измененном состоянии сознания как бы «идет в зачет» времени ночного сна, уменьшая потребность в нем. Причем, сравнение с восстановительной эффективностью равного по длительности дневного сна свидетельствует о том, что эффективность процесса связного дыхания в 1.5 – 2 раза выше в этом плане.

Как известно, ЭЭГ представляет собой сложный колебательный электрический процесс, который является результатом электрической суммации и фильтрации элементарных процессов, протекающих в нейронах головного мозга, регулируемых неспецифическими структурами, расположенными главным образом в стволе и частично в преоптической зоне переднего мозга. Теоретические основы интерпретации результатов исследования состоят в том, что высокий уровень функциональной активности мозга, соответствующий эмоциональному напряжению, направленному вниманию, выполнению новой задачи, требующей интеллектуальной мобилизации, характеризуется повышением объема воспринимаемой и перерабатываемой мозгом информации, требований к гибкости и мобильности мозговых систем. Для этого всего необходима большая автономия нейронов в осуществлении их функций, что соответствует большей информационной содержательности происходящих в них процессах. Это повышение степени свободы и автономности отдельных нейронов во времени и проявляется десинхронизацией в суммарной электрической активности. Окончательное формирование характера волновой структуры ЭЭГ происходит к 16-18 годам и сохраняется в дальнейшем в относительно стабильном виде. Это проявляется в том, что зарегистрированная в стандартных условиях и за достаточно большой интервал времени кривая является индивидуально характерной для данного обследуемого, если конечно его мозг не подвергался сильным воздействиям и повреждениям.

Снижение уровня функциональной активности сопровождается сокращением афферентного притока и большей зависимостью организации нейронной активности мозга от эндогенных механизмов. В этих условиях отдельные нейроны, объединяясь в большие синхронизированные группы, оказываются в большей зависимости от деятельности связанных с ними больших популяций нейронов. Мозговые системы работают в этих условиях как бы на резонансных режимах, в связи с чем ограничиваются возможности включения нейронов в новую активность и возможность их реагирования на поступающие извне стимулы. Такая синхронная активность, отражающаяся на ЭЭГ регулярными высокоамплитудными, но медленными колебаниями, соответствует меньшей внешней информационной содержательности, что совпадает с низким уровнем функциональной активности мозга, характерным для сна без сновидений, медитации, наркоза, глубокой комы. Процесс синхронизации активности нейронов приводит к нарастанию амплитуды волн на ЭЭГ в результате суммации во времени амплитуд синфазных колебаний.

Эффект гиперсинхронизации ЭЭГ в процессе гипервентиляции выражен тем отчетливее, чем моложе обследуемый. У здоровых взрослых ЭЭГ является гораздо более резистентной к гипервентиляции, увеличение амплитуды с падением частоты наблюдается редко и при гипервентиляции, значительно превышающей по длительности стандартные для пробы 3 минуты. Напротив, у детей моложе 12 – 15 лет гипервентиляция уже к концу 1 минуты закономерно приводит к эамедлению волн ЭЭГ, нарастающему в процессе гипервентиляции одновременно с увеличением амплитуды колебаний (Зенков Л.Р., Ронкин М.А. 1991). По существующим воззрениям, эффект гипервентиляции связан с церебральной гипоксией, развивающейся вследствие рефлекторного спазма артериол и уменьшения мозгового кровотока (Яруллин Х.Х., 1967). Экспериментальные данные показывают, что гипоксия приводит к деполяризации мембраны нейронов, повышению их возбудимости и общему деполяризационному сдвигу в коре, с чем и связано провоцирование медленноволновой активности (Окуджава В.М., 1969).

По мнению Ч. Тарта (1996), состояние сознания – это очень сложная система, состоящая из таких компонентов как внимание, осознание, отождествление и физиологическое состояние. Различные динамические сочетания этих компонентов вызывают разные состояния, а изменение сознания может опираться на модификацию одного или более компонентов. Для возникновения измененного состояния сознания требуется две базовые операции. Одна из них состоит в воздействии факторов, названных Ч. Тартом «разрушительными силами», т.е. психологических и/или физиологических факторов, нарушающих стабилизирующие базовое состояние сознания процессы в центральной нервной системе. Если эта индукция успешна, «разрушительные силы» подводят различные структуры (подсистемы) к пределам их устойчивого функционирования, а затем выводят их за эти пределы, разрушая единство сложившийся функциональной системы и системную стабильность базового состояния сознания. После этого происходит вторая базовая операция – действие «формирующих сил», под которыми Ч. Тарт подразумевает психологические и/или физиологические воздействия, которые собирают структуры (подсистемы) в новую систему, на достижение которой направлен процесс. Чтобы эта новая система, т.е. измененное состояние сознание, могла существовать определенное время, она должна создать собственные, стабилизирующие ее процессы. При возврате к исходному состоянию сознания происходит повторение этих процессов как бы в обратной последовательности и после переходного периода человек переходит в свое привычное эмпирическое пространство.

Как показывают результаты наших исследований, в случае дыхательных психотехник «разрушительными силами» являются метаболические сдвиги в организме, индуцируемые гипокапнией, и вызванное этими сдвигами перераспределение мозгового кровотока.

Однако, несмотря на выраженные физиологические изменения при гипервентиляции, измененного состояния сознания может и не возникнуть, так как базовое состояние сознания это сложная система, стабилизируемая многими процессами, действующими одновременно. Незадействованность психологических механизмов в ряде случаев может препятствовать более глубокому вхождению в процесс. И наоборот, более полное использование этих механизмов, чему служит проведение процессов в составе группы, подробная предварительная теоретическая подготовка, принятая в холотропных сессиях, ритуализация начала процесса, обмен мнениями среди участников и прочие эмпирически найденные приемы позволяют повысить эффект гипервентиляции.

Ориентировочно роль психологических механизмов возникновения измененного состояния сознания может быть определена следующим образом. Из большого экспериментального материала, накопленного физиологами и клиницистами (В.Б.Малкин 1975, О.Г.Газенко и соавт. 1981, А.В.Потапов 1996) известно, что при проведении пробы с гипервентиляцией продолжительностью 3-6 мин в условиях лабораторий функциональной диагностики, т.е. в отсутствии психологическогоконтекста, спонтанно входят в процесс менее 30% обследуемых. Это так называемые лица «с безостановочным» дыханием – «головная боль» энцефалографистов. В то же время достаточно квалифицированному тренеру удается вызвать измененное состояние сознания практически у 100% участников тренингов. Отдавая себе отчет в некоторой некорректности прямого сопоставления этих данных, можно тем не менее утверждать, что роль психологических механизмов, приводящих к возникновению измененного состояния сознания при использовании дыхательных психотехник не на много ниже собственно физиологических механизмов, несмотря на их бесспорно ведущее и индуцирующее значение.

Одним из факторов, облегчающих вхождение в процесс является и предварительная релаксация. В условиях полноценной релаксации облегчается физиологическая синхронизация нейронной активности, так как «незанятость» нейронов мозга переработкой информации приводит к повышенной готовности отвечать реакцией возбуждения на импульсацию, приходящую из глубинных структур мозга.

Облегчает и усиливает реакцию гиперсинхронизации также недостаток ночного сна, гипогликемия. То есть при прочих равных условиях недостаточно отдохнувший и голодный пациент имеет больше шансов быстрее и более глубоко войти в процесс. Видимо аналогичный механизм имеет и ряд других методов, вызывающих измененное состояния сознания.

Обращает на себя внимание сходство динамики и появление некоторых графоэлементов ЭЭГ при дыхательных сессиях с тем, что в клинике принято считать патологическим и, в частности, с эпилептиформными феноменами:
·    это гиперсинхронизация и увеличение мощности медленноволновой активности,
·    возникновение значительных (от 50 до 150%), как правило, право-сторонних межполушарных асимметрий,
·    изменение привычных пространственных градиентов, свойственных ряду ритмов в обычных условиях регистрации.
Это подтверждается симптоматикой, наблюдаемой у большинства пациентов во время процессов:
·    явные признаки повышения судорожной готовности,
·    спастические проявления,
·    психомоторные автоматизмы (автоматизированная двигательная ак-тивность),
·    видение зрительных образов, напоминающих ауру при эпилепсии.
Но несмотря на внешнее сходство, трактовка ЭЭГ проявлений при связном дыхании не может быть сведена к картине эпилепсии по ряду причин.

Во-первых, весь критериальный аппарат эпилептологической трактовки ЭЭГ при гипервентиляции применим лишь к 3-х минутной пробе. Ни у одного из обследованных нами пациентов при этом не отмечалось проявлений, которые могли бы быть интерпретированы как патологические. В клинической литературе отсутствуют данные о динамике ЭЭГ при длительной гипервентиляции, соизмеримой по продолжительности с сессиями связного дыхания, когда нами и регистрировались эти феномены.

Кроме того, указанные ЭЭГ феномены выявлялись у лиц, ежегодно проходящих и удовлетворяющих требованиям одного из самых детальных и жестких врачебных обследований – врачебно-летной комиссии. Отсутствовала также соответствующая клиника при воздействии острой гипоксии при бароподъемах и ряде других экстремальных воздействиях.

Все это не позволяет отнести зарегистрированные нами феномены к патологическим, а требует дальнейшего исследования этого вопроса. Однако у больных эпилепсией близость механизмов, вызывающих гиперсинхронизацию нейронной активности может привести к провоцированию судорожного приступа, что подтверждается как литературными данными, так и нашим опытом. Относительная редкость этих случаев в практике может объясняться тем, что по своим характерологическим особенности больные эпилепсией довольно редко попадают на трансформационные тренинги по дыхательным техникам.

Определенный практический интерес представляет изучение природы уже упоминавшегося выше феномена «безостановочного дыхания», интерес к которому не ослабевает в течении многих десятков лет, с тех пор как стала использоваться проба с гипервентиляцией. Первые же врачи, проводившие эту пробу еще в 20-х годах, стали сталкиваться с непонятным для них феноменом, когда пациенты, находясь в контакте и адекватно реагирую на команды экспериментатора, в то же время сохраняли форсированный режим дыхания и пытались продолжать гипервентилироваться и после указания перейти на нормальное дыхание.

К настоящему времени накопилась весьма представительная статистика, согласно которой этот феномен наблюдался при исследовании здоровых испытуемых от 7.3 до 28.6% случаев (В.Б. Малкин 1975, О.Г. Газенко и соавт. 1981, А.В. Потапов 1996). Так как природа феномена была не ясна, его появление обычно ассоциировалось с чем то опасным для пациента, что находило отражение в инструкциях по проведению этой пробы, обязывающей врача быть готовым к оказанию неотложной помощи в случае его возникновения. В простейшем случае использовался бумажный пакет, одеваемый на голову пациента для компенсации гипокапнии. Исследование ЭЭГ у лиц с «безостановочным дыханием» показало доминирование дельта и тета -волн, которые сохранялись в течение всего времени регистрации при гипервентиляции (В.Б. Малкин, Е.П. Гора 1990). Выдвигался ряд теорий, объясняющих механизм феномена. Напpимеp, по мнению И.С. Бреслава и соавт. (1975, 1981) в коре больших полушарий может находится автономная программа, активизируемая у лиц с «безостановочным» дыханием, при помощи которой осуществляется дыхание независимо от поступающих афферентных стимулов с хемо и механорецепторов. По мнению В.Б. Малкина (1975), подобная реакция объясняется нарушением произвольного контроля дыхания в результате возникновения длительной и стойкой циркуляции возбуждения в надбульбарных структурах головного мозга, стимулирующих дыхание.

Наш опыт проведения проб с гипервентиляцией и процессов связного дыхания позволяет выдвинуть более простое объяснение.

Во-первых, “феномен безостановочного дыхания”, по видимому, фено-меном и не является, так как может быть вызван практически у каждого пациента, о чем свидетельствует опыт проведения любого тренинга, так как что же такое дыхательная сессия как не “безостановочное дыхание” на протяжении 1 – 2 часов ? Причина, по которой данное явление попало в поле зрения невропатологов и психиатров состоит по видимому в том, что пациенты, регистрируемые как лица склонные к “безостановочному” дыханию имеют более эффективный газообмен в легких и/или большую синхронизиpуемость нейронной деятельности мозга, т.е. меньшую эффективность механизмов стабилизации базового состояния сознания (по терминологии Ч. Тарта), что позволяет им с первых минут входить в процесс.    Неожиданно для себя войдя в измененное состояние сознания и получив опыт экстатических переживаний, они не спешат реагировать на указания врача о прекращении пробы, стараясь продлить эти ощущения. И лишь увидев панику среди медперсонала (или обнаружив пакет у себя на голове) они выполняют команду и прекращают пробу. Поэтому данный феномен явно не представляет ни какой опасности для здоровья пациента и опасения врачей по этому поводу не более, чем исторически сложившееся заблуждение, возникшее в результате отсутствия взаимопонимания у людей, находящихся в различных состояниях сознания.

Одной из наиболее ярких иллюстраций феномена отделения мотива от цели и перемещения его на саму деятельность является российская действительность последний лет, когда несмотря на то, что казалось бы сделано все для того, чтобы парализовать деятельность ряда государственных институтов, таких как высшая школа, наука, искусство, армия и др. они продолжают функционировать. Не получая почти ничего, а в последнее время и вообще ничего за cвой труд, преподаватели читают лекции, ученые проводят эксперименты, реставраторы восстанавливают картины, пилоты летают.

Для объяснения подобных этому парадоксов американским психологом М. Чиксентмихайи (M.Csikszentmihaly 1975, 1988, 1990) предложена концепция «наслаждения процессом деятельности».    Ввиду того, что в отечественной литературе имеется не так много работ по этому вопросу (среди которых прежде всего следует отметить статью Т.М. Буякас (1996)), несколько подробнее остановимся на основных теоретических положениях этой концепции.    Проводя экспериментальное изучение деятельности, мотивы которой в первую очередь ориентированы на процесс, а не на результат, М. Чиксентмихайи выделил специфическое состояние, закономерно возникающее при этом. Для его обозначения им было принят термин «поток», предложенный самими обследуемыми, пережившими это состояние.

В исследованиях М.Чиксентмихайи показано, что состояние «потока» можно испытывать в процессе практически любой деятельности и лишь от самого человека зависит, сможет ли он научиться формировать условия, порождающие его. Изучение качества деятельности и психофизиологического состояния лиц, занимающихся ей, позволило автору прийти к выводу о том, что при возникновении состояния «потока», оно является оптимальным как для результатов, так и для самого субъекта.

Как правило, состояние «потока» знакомо практически всем по игровой деятельности. Гораздо меньше людей встречаются с ним в процессе труда.

М.Чиксентмихайи были изучены многочисленные профессиональные группы, где состояние «потока» встречается довольно часто, практически закономерно. Среди них художники, скульпторы, поэты, композиторы, музыканты, альпинисты, скалолазы, шахматисты, хирурги, студенты и даже рокеры. К сожалению автором не изучена такая интересная профессиональная группа, как летчики, деятельность которых происходит в состоянии «потока», по-видимому, не реже, а может быть и чаще, чем у описанных М. Чиксентмихайи профессиональных категорий.

Как свидетельствует практика авиационной медицины, для летного состава характерны практически все признаки, являюющиися по М. Чиксентмихайи критериями состояния «потока».

Описывая свои ощущения, возникающие в полете, летный состав, также как и респонденты в исследованиях М. Чиксентмихайи акцентировал внимание либо на их аффективном измерении («чувство глубокого удовлетворения»), либо на мотивационном (желание продолжения деятельности), либо на когнитивном (степень и легкость концентрации). Имелись и другие общие признаки этого состояния, идентичные состоянию «потока».

Среди них:
·    чувство слитости со своими действиями («слияние действия и осознания»),
·    полная управляемость ситуацией, сознание полноты контроля за своими действиями,
·    потеря самосознания, стандартной концепции себя и наиболее интенсивное осознавание своих внутренних процессов. По отзывам обследуемых – это состояние полной мобилизации и высочайшей внутренней активности, что приводит к новым неожиданным решениям,
·    наличие трансцендентных переживаний, чувство гармонии с окружением, исчезновение психологических защит,
·    чувство аутотентичности опыта, т.е. именно субъективное переживание является главным мотивирующим фактором деятельности,
·    чувство наслаждения процессом деятельности, из-за чего лишение возможности выполнять необходимую деятельность может в ряде случаев стать личной катастрофой для летчика,
Такой опыт безусловно является оптимальным для человека. Он позволяет упорядочить случайный поток жизни субъекта, дает базовое чувство опоры. Потенциально это наиболее творческий, наиболее завершенный вид опыта, помогающий человеку экспериментировать в новых условиях, взаимодействуя с новыми вызовами.

М.Чиксентмихайи выделяет и условия возникновения этого состояния. Они являются полностью характерными и для летного труда. Ключевым среди них является интенсивная и устойчивая концентрация внимания на ограниченном символьном поле. Как правило это зависит исключительно от самого субъекта. Внешними ключами, способствующими концентрации и обеспечивающими состояние «потока» являются определенные требования деятельности – «вызовы ситуации» и структура деятельности.

Как было доказано М. Чиксентмихайи войти в «поток» оказывается легче в ситуациях исследования неизвестного, принятия ответственных решений, соревновательности, опасности. Т.е. по R.Callois (1958), это ситуации, удовлетворяющие «центральную человеческую потребность» – потребность в трансцендировании, выходе за пределы известного, в новые пространства навыков, способностей.

Вхождению в «поток» способствуют те виды деятельности, где есть ясные непротиворечивые цели, правила и обратная связь о результате. Необходимым условием «потока» является четкий баланс между требованиями деятельности и способностями субъекта, при котором требования оказываются выше определенного уровня. Это определяет индивидуальность «потока» для конкретного человека, побуждающая его полному выявлению своих способностей.

Субъект, имеющий опыт потока, стремится его поддерживать, что становится мощным стимулом для внутреннего роста.

Деятельность в которой присутствуют все вышеперечисленные условия М.Чиксентмихайи называет хорошо структурированной. В ряде случаев она сама по себе может служить триггером для возникновения «потока».    Для уточнения психофизиологических механизмов, вызывающих чувство «потока» нами были проведены экспериментальные исследования в которых приняли участие 42 оператора в возрасте от 24 до 45 лет.

Внимание обследуемых не акцентировалось на целях эксперимента.

Исследования выполнялись в рамках оценки профессиональных качеств, что обеспечивало высокий уровень мотивации обследуемых.

В течении примерно 1 часа они выполняли привычную для себя операторскую деятельность, моделирующую отдельные элементы управления летательным аппаратом и представляющую собой решение типовых модельных задач по сбору и обработке визуальной информации, требующей реализации наглядно-образного и вербально-логического ее преобразования.

Результаты опроса обследуемых позволили выявить среди них группу из 4 человек, у которых наиболее четко можно было выявить основные элементы состояния, описанного М. Чиксентмихайи как «поток». Анализ результатов тестирования показал, что все обследуемые этой группы входили в число лиц, показавших значимо лучшие результаты, чем остальные. Уровень их профессиональной подготовки позволял им довольно легко справляться с предлагаемыми тестами, однако непривычность условий проведения и соревновательность с другими обследуемыми требовала поддержания непрерывного внимания, высокого уровня концентрации и мобилизации.

Как показали результаты исследования физиологических параметров, в процессе эксперимента у всех обследуемых происходили выраженные изменения в деятельности ряда физиологических систем, что подтверждает многочисленные данные, имеющиеся в литературе по физиологии труда (Ж. Шеррер, 1973).

Наблюдалось увеличение ЧСС, повышалось артериальное давление. Об увеличение потребления кислорода миокардом свидетельствует повышение индекса Робинсона в 2 -2.8 раза. Значительное нервно-эмоциональное напряжение, сопровождающее процесс тестирования приводило к снижению вариационого размаха ритмокардиограмм до 0.1 с.

Потребление кислорода увеличивалось в 2 -3 раза. Кратно возрастала частота дыхания и минутная вентиляция легких.

О возникновении признаков гипервентиляции свидетельствует возникновение дисбаланса между потреблением кислорода и выделением углекислого газа, который составил в среднем по группе за время исследования 510±67 мл.

Особенность лиц, имевших признаки состояния «потока» состояла в значительно меньшей физиологической цене деятельности.

Но наиболее значимое отличие заключалось в значительно большей величине дефицита СО2 за время исследования, которая существенно превышала средние значения по группе и составляла 1250±83 мл.
Происходило и снижение напряжения СО2 в крови, о чем свидетельствует значимое уменьшение РЕТ СО2 (с 41± 2 до 30±3 мм.рт.ст.).    Анализ результатов оценки параметров внешнего дыхания показал, что причиной выраженной гипокапнии у обследуемых явилась относительно мало выраженная гипервентиляция во время выполнения операторской деятельности. Сравнение с другими обследуемыми не выявило значимых различий величины минутной вентиляции легких. Более детальный анализ параметров внешнего дыхания показал наличие явных признаков повышения эффективности газообмена в легких. Увеличивалась альвеолярная вентиляция, снижалась вентиляция мертвого пространства, увеличивался коэффициент использования кислорода.

Причина указанного парадокса прояснилась при изучении ритма и временных характеристик фаз дыхательного цикла. Оказалось, что характер дыхания у выделенной группы лиц имел признаки «связности», вывод о чем можно сделать из значений вариативности дыхательного ритма, которая была более чем в 2 раза ниже и продолжительности выдоха, которая была на 65 -90% выше, при практически прежней частоте дыхания.

Интересные закономерности выявлены нами при анализе электрической активности головного мозга. После периода подавления альфа-ритма, появления признаков десинхронизации и высокочастотной активности, имевших место у всех обследуемых, у лиц в состоянии «потока» наблюдалось парадоксальное для ситуации активной операторской деятельности нарастание медленноволновой активности.

Известно, что в состоянии расслабленного бодрствования у большинства здоровых взрослых людей на ЭЭГ регистрируется регулярный альфа-ритм максимальной амплитуды. Этот ритм может изредка прерываться, очевидно в связи с реакцией активации за счет внутренней психической активности обследуемого.

При занятии человека каким либо видом деятельности, которая вызывает повышенное эмоциональное напряжение или требует высокой степени внимания, на ЭЭГ возникает состояние, называемое десинхронизацией. Представления о связи «уплощения» ЭЭГ с повышением активации и нарастания амплитуды альфа-ритма со снижением уровня функциональной активности достаточно хорошо согласуется с данными исследований зависимости ЭЭГ от психических процессов. Показано, что при умственной нагрузке, визуальном слежении, обучении, т.е. в ситуациях, требующих повышенной психической активности, закономерно снижается амплитуда ЭЭГ и возрастает ее частота (Becker-Carus Ch, 1971, Mori F., 1973).

Считается, что наличие медленноволновой активности в обычных условиях является показателем патологического режима работы мозговых систем и даже при отдельных периодах высокоамплитудных разрядов дельта и тета-волн отмечается снижение уровня внимания, бодрствования и точности слежения (Зенков Л.Р., Ронкин М.А., 1991). Вопреки представленным выше литературным данным, в наших исследованиях отмечалась выраженная медленноволновая активность при высоком качестве деятельности и меньшей ее физиологической цене, которая увеличивалась к 15-30 минутам исследования параллельно с нарастанием дефицита СО2 и степени гипокапнии.

Как принято в методологии науки, феномены, выходящие за ряд общепринятого и привычного требуют особо тщательного изучения и проверки. По видимому и отмеченный нами феномен требует дальнейших исследований на большем экспериментальном материале. Но уже сейчас полученные данные позволяют сказать, что связное дыхание и вызываемая им гипокапния по видимому являются физиологическим триггером состояния «потока», не описанным в работах М. Чиксентмихайи. К его помощи непроизвольно прибегали обследуемые, деятельность которых происходила в состоянии «потока». Профессиографический анализ их деятельности подтверждает наблюдения М. Чиксентмихайи о том, что состояние «потока» характерно для лиц, профессиональные навыки и способности которых примерно соответствуют уровню сложности решаемой задачи. Значительное превышение уровня профессионализма над уровнем сложности задачи вызывает чувство апатии и скуки, дает время для отвлечения и посторонних мыслей. При обратной ситуации характерно появление состояния тревоги и напряжения, что опять же мешает возникновению состояния «потока». На изменение характера дыхания при этих ситуациях указывал еще П.П.Блонский (1964). Он считал, что дыхание лучше характеризует человека, чем любые другие системы. «Мы чувствуем себя так, как мы дышим». П.П.Блонский писал также о богатом арсенале «мимики легких», который вместе с речью делает легкие, безусловно, выразительнейшим органом эмоциональной жизни. Более глубоко эти феномены объяснены в концепции целостностей психической реальности В.В.Козлова (1995-1999).

Нами показано наличие физиологических коррелятов, которыми сопровождается деятельность в состоянии «потока». К ним, в первую очередь, относится изменение структуры дыхательного цикла, появление «связности» дыхания. Это приводит к повышению эффективности газообмена в легких и увеличению потерь углекислого газа. Дефицит СО2 является значимым и нарастает на протяжении всего времени исследования, составляя в сумме несколько более 1 литра. Он не компенсируется буферными системами, о чем свидетельствует падение напряжения углекислого газа в крови на 25% и более, по сравнению с фоновым уровнем. По видимому, начальные степени гипокапнии вызывают характерное для этого состояния изменение электрической активности головного мозга. Это находится в некотором противоречии с классическими работами по физиологии труда, согласно которым появление дельта и тета-волн на ЭЭГ является признаком утомления и сопровождается снижением эффективности деятельности. По видимому, это справедливо для большинства случаев проведения модельных экспериментов, в которых и были получены эти данные. Но так как состояние «потока» не так часто встречается при моделировании деятельности в лабораторных условиях, что подтвердили и наши исследования (менее 10% от числа обследуемых), физиологические изменения, сопровождающие его, вполне могли остаться «за кадром», будучи отнесены к досадным исключениям или артефактам. Как показывает история науки, это типичная судьба результатов, не укладывающихся в русло господствующей в данный момент парадигмы (Kuhn T., 1962).

По своей энцефалографической картине, деятельность в состоянии высокой концентрации и собранности на выполняемой задаче, т.е. в «потоке», имеет весьма большое сходство с неглубокими медитативными состояниями (Hirai T.A.,1981; Murphy M.,Donovan S. 1988).

Таким образом, результаты М. Чиксентмихайи могут быть дополнены еще одним элементом, который может быть использован сознательно для вызывания состояния «потока». Используя терминологию нейролингвистического программирования, можно сказать, что связное дыхание служит при этом для «якорения» состояния «потока».

Кроме того, более детальная физиологическая проработка указанной концепции на более представительном статистическом материале может потребовать коренного пересмотра фундаментальных положений психофизиологии труда, и, в частности, нормирования нагрузки, ибо серьезная и ответственная работа в состоянии «потока» может приносить большее наслаждение, чем любая, самая «крутая» форма досуга.

, , ,

Комментарии (4)

Hide me
Измененные состояния сознания - посмотри бесплатный вебинар:
Введите E-mail:  
Show me